Шахтинская среда

Новый выпуск шахтинской среды про порчу, Гагарина, кладбища и оплату проезда. Живущим в крупных городах многое может быть непонятным, но полагаю так: годами слушали мы про вашу плитку, настало время алаверды:

Шахтинская среда

Раз в неделю покупаю газету (да, как в девятнадцатом веке). Местная пресса очаровательна. Густая смесь амбиций и творческого бессилия. Читаешь — словно в зеркало смотришь. Но коллеги натолкнули меня на любопытную идею: отчего бы не использовать обзор прессы как жанр?

Тем более, сейчас модно обозревать новости, поэтому вторя героине фильма Сергея Прянишникова спрашиваю себя: «Что я хуже что-ли?».

Хотел записать обзор без мата, но без мата читать нашу прессу сложно, поэтому видео бредет по лезвию ханжеской морали:

Документальный арт-хаус

Не планировал ничего писать, но повод такой, что не удержаться. Оказывается, про меня сняли документальное арт-хаусное кино. Имен никто не называет, но все и так понятно: вот комбинат, в цехах которого я первый раз задумался про устройство мира, вот дом, в котором я жил долгие годы, вот моя школа, тут я однажды пьяный уснул в ноябре, здесь месяц назад в футбол играл, а два десятилетия назад тут на моих глазах мужика зарубили топором, по этой улице шагал всего три часа назад, в этом магазине купил пива и корм для кошки.

Фильм снят настолько плохо, что я преклоняюсь перед гениальностью режиссера. Не удивлюсь, если это Светлана Баскова. Может быть даже Пахомов с Епифанцевым играют, под масками все-равно не разобрать.

Никогда не блевал во время оргазма, а тем более не делал этого на протяжении сорока минут, но благодаря фильму понимаю, что должен был бы испытывать в такой момент. К сожалению, сцены с кооперативом «Шахтер» вырезаны. Полагаю Баскова решила, что столь жестокие кадры показывать нельзя.

Рекомендую к просмотру всем любителям настоящего арт-хауса, хипстерам и урбанистам:

Уличная топонимика

Пройдусь по Абрикосовой

Задумался о сервисе топонимического роутинга. Ну вот блажь у меня сегодня такая: не хочу идти по улицам, которые названы в честь деятелей революции, подавай всякие Звездные, Солнечные и Полевые. Или, напротив, хочу проехать от Подтелкова до Кривошлыкова по улицам, которые названы в честь их знакомых. Как вообще именуются улицы в России?

Провел небольшое исследование на городе Шахты. Оказалось, что из 1073 именованных в OSM улиц почти половина (45 процентов) названа в честь людей. На втором месте по частоте (19 процентов) улицы, которые назвали в честь других топонимов, например Московская, Челябинская, Байкальская и др. Кстати, по неизвестной причине такие названия часто группируют, образуя целые кварталы. Самый известный пример — питерская балерина («Разве можно верить пустым словам балерины») — ряд параллельных улиц вдоль Обводного, которые названы в честь пригородов Москвы.

Третье место занимают топонимы, названия которых отражают свойства местности. Это те самые «Полевые», «Речные», «Вишневые» и подобные им. Если не брать популярное название «Садовая», улицы эти обычно коротки и второстепенны. Короче них только улицы с названиями, которые вообще классифицировать невозможно. Например, «Мясокомбинатовский тупик». Зато такие улицы на пятом месте по встречаемости (9,5 процентов). Они уступают лишь топонимам, которые связаны с производственной деятельностью (11 процентов). Улицы с трудовыми названиями удалены одновременно и от исторического центра и от городских окраин.

Любопытно, что революционные топонимы вроде «Депутатская», «Советская», «Комиссаровский» одни из самых редких, их около пяти процентов. Но большинство в центре города. Это самые многолюдные улицы, поэтому иногда думаешь, что других топонимов у города вообще нет.

Замыкают список названия улиц, связанные с культурой, наукой и спортом («Творческая», «Стадионный») с тремя процентами и военные названия («Оборонная», «Солдатская» и др.) доля которых всего два с половиной процента.

Понятно, что проценты примерны, поскольку некоторые названия трудно однозначно отнести лишь к одной категории. Но еще понятнее, что принцип наименования улиц прост: в честь человека, местности, природы, труда, исторических событий или знакового объекта. Рискну предположить, что подобный принцип и соотношение можно смело распространить на всю страну.

Топонимический роутинг из этого может и не сделать, но какую-нибудь любопытную вещицу — вполне.

Шахтинский понедельник. Дороги

Шахтинский понедельник. Дороги

Шахты — невероятно крутой русский город, с двойным дном в прямом и переносном смысле. Одновременно этот город — лютое беспросветное говно. Тут нет противоречия, все самое интересное в мире обычно сложно и неоднозначно. Постоянная грязь на мостовых из бутового камня, лабиринты сплошных заборов в открытой степи. Развалины и коммунальные траншеи на фоне марсианских терриконов. Бесконечные рекламные вывески облепили рекламу прошлых лет так плотно, что стали частью фасада. Уже и не разберешь, есть ли у иного дома стены или крыша опирается на слой бумажных объявлений. Люди сидят в припаркованных у магазина автомобилях и жалуются в городских чатиках на отвратительный город без перспектив. Все украдено, загажено, сломано, пропито и забыто. Ад и апокалипсис. Кальянная и та не в каждом поселке есть.

Я не верю в существование злых духов по имени «Они», которые «все разворовали» и погрузили город в бесконечную тоску. Неустроенность огорчает, но никак не может быть оправданием инфернального бреда, поэтому вылезайте из грязи и доставайте калькуляторы — будем считать.

Начнем с дорог. Есть такое мнение, что в каждом административном здании страны бьет денежный фонтан, а чиновники, суки, вместо того, что-бы все раздать, распихивают деньги по карманам и уносят домой. Недавно все дико возбудились после новости о том, что на ремонт шахтинских дорог администрация получит 220,9 млн рублей. Обратите внимание на слово «получит» — деньги выделяет область совместно с Москвой (гос. программа «Развитие транспортной системы»). Строго говоря, это значит, что условный житель Сургута в ремонт шахтинских дорог внес больший вклад чем каждый из нас.

Теперь мнение о том, что за эту сумму можно укатать в асфальт весь город. Ну хорошо, половину города. Не вопрос, давайте считать. За основу возьмем дамп OpenStreetMap. Полосность дорог там указана не везде, поэтому округляя в меньшую сторону, примем, что большинство дорог имеют лишь одну полосу для движения. Простой подсчет показывает, что протяженность дорог в городе составляет 1360,843 км, а протяженность полос 1451.65 км (почти как расстояние до Питера).
Дороги по классам (кр:trunk-tertiary, чер: res,liv, cons, бел: ser,track,unc)

Стоимость дорог оценить сложнее, поскольку цены варьируют и зависят от множества факторов. Возьмем за основу замечательную статью Екатерины Михайловны Решетовой «Сравнение стоимости строительства автомобильных дорог в России и других странах мира» из журнала «Экономика и управление за апрель пятнадцатого года. С того времени стоимость строительства увеличилась еще сильнее, но нас интересует порядок величины.
Стоимость строительства дорог в разных странах

А дальше простой подсчет. Можно пригласить китайцев — четырнадцать с половиной миллиардов рублей. А можно дороги как в Берлине: каждому шахтинцу нужно будет заплатить всего лишь пол-миллиона рублей. Пять тысяч ежемесячно на протяжении десяти лет. Есть альтернативный вариант — получать дотации извне, как это происходит сейчас. Платить ничего не нужно, но дорог раньше 2553 года не ждите. Либо еще проще — купить на все деньги щебня, засыпать в ямы, залить гудроном, назвать это «технологией литого асфальта» и спокойно ждать очередной подачки. Если бы чиновники продали свои шестипалубные яхты, самолеты и личных рабов, удвоили/утроили/удесятерили дорожный бюджет из своих карманов, это все-равно не изменило бы ситуацию. Слишком долго мы погружались в пропасть, надеясь на того, кто вытянет нас за воротник.

Дороги в Шахтах отвратительны, это факт. Хотите лучше? — порядок цен перед вами. Не хотите платить — ждите, пока чужие люди построят их за собственный счет. В очереди на льготы обычно стоят самые противные бабки.

Уличная картография

Уличная картография

«Он нам и нахуй не нужон, интернет ваш»
Из интернета

Я человек простой, урбанистов от пидарасов не отличаю, поэтому буду говорить прямо. Тайлы, которые отдают картографические сервисы — это не карты, а говно. То, что картографы занимаются вопросами навигации — это недоразумение, которое исчезнет вместе с пейджерами и CD-дисками. Мы напрочь забыли смысл навигации — если рядом навигатор (в смысле человека, а не пластиковой хуеты), то тебе не нужно смотреть карту. Я жду если не дронов, которые будут вести тебя к нужному адресу, то хотя-бы простого приложения без всяких карт, которому можно сказать: «Пивная «У братьев» и он расскажет на каком перекрестке куда свернуть. В мобильных навигационных приложениях карты нахуй не нужны.

Другое дело — уличная навигация. Карты, которые висят на остановках, в метро и расставлены по площадям. Свою навигационную роль они почти исчерпали, но это не значит, что от таких карт следует избавляться. Во-первых, они интересны. Во-вторых, карта любой территории — это такой же бренд (прости господи), как и его название. В-третьих, это кладезь для рекламодателей. Рано или поздно все города введут собственные дизайн-коды, тогда рекламные агентства не смогут завешивать фасады ебучими баннерами с рекламой матрасов и начнется эпоха картографического продакт-плейсмента.

Эту идиллию омрачает лишь то, что к заветному времени создавать годноту станет просто некому. Уличные карты всегда выглядели хуево. Во многом, потому что к их установке причастно государство — вспомните хоть одну частную сетку картографических билбордов. А все к чему государство (неважно какое) прикасается неизбежно превращается в мерзкую ебанину. Вдобавок, раньше у городских карт не было альтернативы, за исключением туристических справочников. Сейчас же наоборот, поганенькие, но карты есть у каждого. Уличная картография напрочь проебала мимолетный момент здоровой конкуренции.

К этим факторам добавился третий — в уличную картографию пришли хипстеры, убежденные в своем исключительном таланте. В результате с каждым годом мы видим на улицах все больше богомерзких решений стилистического, ситуационного и технического характера. Особенно это касается столичных городов. Так, например, Хельсинки почти полностью перешли на мониторы с картами от гугла:
Уличные карты в Хельсинки

Картографические сервисы будто специально сговорились использовать мелкие нечитаемые шрифты. При работе на компьютере, а тем более на телефоне это еще можно оправдать (на самом деле нельзя), но когда такая карта появляется на большом экране с низким разрешением мелкие подписи карту только ухудшают. То же касается бликующего экрана — если с мобильником вы можете отойти в тень, то с картографическим дисплеем извольте ждать пасмурной погоды, а еще лучше наступления темноты.

Дисплей позволяет выводить информацию о транспорте, но карта для этого абсолютно не требуется. Какая разница, где находится твой автобус, если ты знаешь, что к остановке он подъедет через сорок восемь секунд? Хорошо хоть, такие мониторы установлены только на остановках. Вдоль улиц еще несложно найти прекрасные аналоговые версии с приличным картостилем.

Несколько лет назад подобное стали испытывать в Санкт-Петербурге. Напротив Московского вокзала установили терминалы с картой OpenStreetMap и сенсорным экраном. Это был просто вопиющий пиздец. Во-первых, нет более идиотского решения, чем использовать стандартный мапниковский стиль за пределами сайта openstreetmap.org. Во-вторых, карту дополнительно загрузили разными кнопками вырвиглазной расцветки и непонятного назначения. В-третьих, никто не подумал о том, что дисплей необходимо регулярно мыть. В результате, изучение карты сводилось к тому, что вы пять минут водите пальцем по жирному налету, пытаясь изменить экстент карты. В это время за вашей спиной пьют и обсуждают прогресс интеллигентные питерские бомжы.

Петербургу особенно не везет с OpenStreetMap. C завидной периодичностью появляются карты на основе данных проекта и каждый раз они выглядят чудовищно:
OpenStreetMap в Питере

Последний случай произошел совсем недавно — все остановки на центральных улицах обклеили плакатами с картами. Копирайты соблюдены. Компоновка аккуратная. Стиль свой. Но до обидного примитивный. Почему нельзя было потратить на него хотя-бы шесть дополнительных часов? И для чего точка «Вы здесь» превращена в размытое белое пятно?
Еще OpenStreetMap в Питере

На этой карте нет ничего. Ни станций метро, ни объектов интереса, ни названия районов. Дороги показаны самым примитивным образом — простыми линиями. Надписи почти не читаются. Может такую карту и хорошо повесить в детской, что-бы вместе с ребенком наносить маркером разные подписи, но как карту для навигации — я бы ее даже на дачный сортир не прикрепил.

И все-таки, эта карта в миллион раз лучше того ужаса, что заполонил отечественные города. В конце-концов, есть же определенные гигиенические правила: нельзя ковырять в носу двумя пальцами одновременно, стирать в бассейне трусы и применять яндекс-карты в наружной рекламе. Но у рекламщиков из Ростова-на-Дону свои понятия о чистоплотности:
Яндекс-карты в Ростове

Другой постоянной проблемой уличных карт является пренебрежение антропометрическими принципами. Вот, в том же Ростове создали карты для размещения на остановках. Мягко говоря не идеальные — видно что с геоданными никто не заморачивался — просто отобразили атрибутику как есть. В результате подпись улицы Седова появляется дважды друг за другом. Подпись реки сделана горизонтальной, что режет глаз, почти вся текстовая информация представляет собой подписи улиц — ни названия районов, ни придонских портовых зон. Текст сделан с избыточным буфером, слово «Проспект» зачем-то выведено целиком.

Но это все-же картографические вопросы. Тем более, что на карте требовалось изобразить маршруты движения общественного транспорта, а это одна из самых сложных задач в картографии. Допустим, не нашлось специалистов и возможностей, что-бы довести эту неплохую, но сырую версию до идеала. Но зачем было помещать легенду в то место, где ее можно прочесть лишь согнувшись пополам?
Уличные карты в Ростове

Поставить человека раком — одно из любимых занятий в картографии. Вот питерская сеть велопроката — текст на билбордах начинается где-то на уровне коленки. Да и сама карта сделана наотъебись — как и в Ростове, авторы проигнорировали обработку геоданных. В результате река подписана в четырех местах, причем в двух как «р. Нева», а в двух как «р. Большая Нева».
Карта велопроката в Петербурге

Только мудак мог создать карту проката велосипедов, не нанеся ни единой велодорожки, кратчайшего и прогулочного маршрутов, опасных направлений и велосипедных парковок.

Но не стоит думать, что распиздяйство и похуизм исключительно отечественная беда. Те же европейцы не брезгуют лепить адскую халтуру. Обычно это касается карт, которые имеют отношение к официальным ограничениям и запретам. Взять хотя-бы стенды со схемой акватории города Йоэнсуу. Вынести такой пиздец на люди у нас решится не каждая собесовская тетка:
Карты в Йоэнсуу

Хотя я кусаю локти от зависти — в левом верхнем углу картинки изображена карта пляжа с вынесенным рельефом дна. Карта — говно, но решение элегантное, почему-бы не применить его в России? Хотя где у нас пляжи с картами? К огромному сожалению, уличная картография в России редка даже в крупных городах. Но при этом карты ничуть не уступают, а часто превосходят европейские. Компромисс удалось соблюсти лишь эстонцам — таллинские карты аккуратны, не перегружены и висят на каждой остановке. Обратите внимание на горизонтальную компоновку макета — оказывается текст вовсе не обязательно прятать под лавку:
Таллин карты на остановках

Если не брать Швейцарию, где плохая картографическая работа абсолютное религиозное табу, европейцы относятся к уличным картам гораздо прагматичнее нас. Советская картографическая школа выдрачивала скрупулезных педантов, в результате большинство карт напоминают третий концерт Рахманинова — произведение невероятной сложности, хотя слушать эту поебень невыносимо. Уличная навигация должна быть такой, что-бы в случае вторжения войск НАТО ты мог сорвать карту с любой остановки и корректировать по ней артиллерийский огонь. Даже если вы не можете позволить себе качественную полиграфию и на одном квадратном метре нужно изобразить пол-Москвы, все-равно, не нарисовать домики — это как Родину предать.

А вот в Лапееранте не заморачиваются. Нужна карта общественного транспорта — пожалуйста:
Карты в Лапееранте

Или вот карта немецкого Кельна при изучении которой остается открытым вопрос технологии достижения столь потрясающего визуального эффекта. Я до сих пор не пойму, это такой картографический стиль или у меня просто глаза кровоточат. Но зато проведена генерализация и нет никаких домиков:
Уличная карта в Кельне

Они там в своих Европах полностью ушли в разврат и грехопадение. Контуры домиков не рисуют, но нумерация строений проставлена. Вот еще пример из Йоэнсуу (обратите внимание на размещение текстовки на билборде):
Карты в Йоэнсуу

Или еще пример оттуда-же:
Карты в Йоэнсуу

Стилистическая невыдержанность разных карт — общая проблема разных стран. Понятно, что карты в разных районах могут отличаться по оформлению, но сейчас это исключительно анархическая практика. Из всех городов, только в Шахтах удалось добиться стилистического единства уличной картографии. И то лишь по тому, что карта в городе только одна:
Карта в Шахтах

Весь остальной мир пока не готов придти к консенсусу. Остаются островки стабильности, вроде метрополитена, где обычно висят детальные олдскульные карты, но однажды их тоже придется обновлять. Я очень рассчитываю на то, что руководство метрополитена, особенно питерского не позволит хипстоте нассать себе в уши и сохранит прекрасный образец современной уличной картографии:
Карты в питерском метро

Особенно тревожит то, что чем глубже мы вязнем в стабильности, тем больше закрывается барбершопов, постоянные посетители которых от тоски начинают привносить в мир собственное видение прекрасного. Но об этом, я пожалуй в другой раз расскажу. Послезавтра например. И без того, я тут бизнес-идей на две жизни вперед описал.

Левый берег Грушевки

Туман над Грушевкой

Представьте, что вы работали весь день. А потом всю ночь. А под утро поняли, что ничего ценного так и не достигли, причем не только за истекшие сутки, а вообще. За всю жизнь. Тут бы самое время отправиться к ближайшему магазину, но за окном четыре утра и черные тучи геноцида, устроенного новыми религиозными адептами, что избрали в качестве единственных тяжких грехов безразличие к спорту и привязанность к паре кружек пива в дружеской компании. Как же ты прав, дорогой мой Венедикт Васильевич, говоря про «самое бессильное и позорное время в жизни моего народа». В такие минуты нужно набраться мужества и решительно прекратить все это безобразие любыми, хорошо зарекомендовавшими себя методами. Вы же меня понимаете, верно?

Но рано пока приступать к тактике выжженой земли. Если уж черви в банке за неделю не сдохли, то я и вовсе не имею права на выбор. А потому беру удочку, коробку с рыбацким барахлом, пару пакетов, червей и в мир плавно вливаются краски.

Как бы вы ни были расстроены, всего несколько простых упражнений помогут вам вернуть бодрость духа, здоровый сарказм и воинствующий скепсис. Записывайте, друзья, сегодня я побуду вашей персональной Еленой Малышевой.

Итак, первое упражнение — пройти по берегу Грушевского водохранилища в облаке тумана, парящего от воды:

Туман над Грушевкой

После этого плавно приступаем к ловле Carassius gibelio в просторечии более известном как гибрид. Ловим не менее четырех штук, причем два должны сойти с крючка.

Отлично, теперь отработаем навыки коммуникации. Для начала ваш коллега позвонит вам с новостью о подписании актов сдачи-приемки и скором расчете по одному затянувшемуся госконтракту. Неплохо. Теперь уже вы позвоните другому знакомому, дабы уточнить его рецепт вяления рыбы.

Примерно через три часа после начала процедур сделаем перерыв и посмотрим как здоровый, не менее 40 см в длину, водяной уж (Natrix tessellata) подплывает почти к самым вашим ногам, держа в пасти трепыхающегося речного окуня (Perca fluviatilis) не более восьми сантиметров длиной. Он выволакивает его на землю, перехватывает поближе к голове и буквально за пару минут проглатывает, после чего немного отдохнув уплывает вновь. Поскольку пошевелиться при подобной сцене вы не могли, придется проиллюстрировать произошедшее годной фоткой из Википедии:

шахматная змея

Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported license. Author: Gonzosft

Рядом шипит еще один уж, но мы его игнорируем и спокойно продолжаем ловить гибрида.

Гибрид на Грушевке

Так продолжаем процесс в течение шести часов, отрываясь только на насаживание червей. В начале одиннадцатого утра клев почти стихает. Вместо гибрида попадается сплошной мелкий окунь, которого вы тут же, аккуратно освободив от крючка отпускаете подрастать.

После этого складываете свой нехитрый скарб:

вещи на рыбалку

Слева пустой пакет в котором вы все переносите, справа чемоданчик с рыбацким барахлом и баночка с червями. Посередине в розовом пакете мусор, который какие-то гнойные пидары оставили на берегу, а вы аккуратно сложили и отнесете до ближайших мусорных баков.

— Но позвольте, заметите вы. Почему мы должны собирать и выносить чужой мусор? Он же не наш!

Согласен. Мусор, конечно, не наш. Но вот это все:

Это наше

наше.

И настроение улучшилось.

Колоризация разреза

В шестом томе сборника «Гидрогеология СССР», что издан еще в 1971 году под редакцией А.В. Сидоренко, есть примечательная иллюстрация:
Гидрогеологический разрез города Шахты

Недавно пробежал ее глазами: едрен-батон, знакомые ведь места разрезаны:
Гидрогеология города Шахты карта

А ведь стоит только добавить немного цвета, как подземные воды, четвертичные обнажения, известняки и угли различаются гораздо легче:
Гидрогеология города Шахты

Колоризация «Семнадцати мгновений весны» это унылая и бесполезная шняга. Если уж есть что-то старое, что стоит раскрашивать, то это фундаментальные научные труды и учебная литература, иллюстрации которых, в силу особенностей типографского производства, почти повсеместно представляют собой абсолютный беспросветный пиздец.

Собственно, к чему это я? Часа три не мог вспомнить местоположение шахты «Октябрьской Революции» и факт того, что шахта имени Артема №2 носила в последние годы название «Глубокая». А лет через десять этого вообще никто не будет знать, даже гугл с яндексом. Познание человечества замкнется и наступит эпоха…, а впрочем нет, это уже из другого поста. Позже расскажу.

Как пройти к музею Ленина

Рано или поздно, но это должно было произойти. Я и так слишком затянул с консуммацией превращения в гражданина, а ввиду неизбежно наступающего светлого будущего, этот процесс вполне мог остаться незавершенным. Поэтому, я выпил литр пива, выковырял из носа какую-то хрень, сел на маршрутку и уехал из России.

За то время, пока я не был в капиталистических странах случилось пять экономических кризисов, завершились четыре войны, сменились три президента, два преемника президента и один генеральный секретарь. Развалился Советский Союз, хлопчатобумажный комбинат и здравый смысл. Стабильность успела исчезнуть и снова накрыть собой все живое. Появился интернет, телефоны без кнопок, трехмерные принтеры и освещение на ХБК. Пропали инженеры, милиционеры и маньяки. Появились террористы, педофилы, менеджеры и блогеры. Марсиане обменяли Агузарову на Мизулину, а Макаревич стал врагом народа. Медлить было нельзя, поэтому я вспомнил заветы Ильича, взял в розлив и через пять часов был в районе Тёёлё города Хельсинки.

Конечно, у меня были некоторые сомнения, поймут ли меня жители Финляндии, однако беспокойств они мне не доставляли. Еще со школьных времен я твердо знал, что слово «факъю» пишется через твердый знак, а финских слов я знал целых три: «палка», «ваткаматка» и «перкеле». «Палка» переводится с финского как «зарплата», а то как переводятся остальные два слова в приличном обществе вообще не принято произносить. Мне повезло — языковых барьеров у меня не было.

На российской границе тетка проштамповала мой паспорт и молча протянула обратно. Стоящий рядом сорокалетний пограничник демонстрировал своим животом вся мощь и непоколебимость Отечества.

На финской границе работали молодые веселые парни с такими бородами, которые мне прежде не доводилось видеть. Один из них долго пытался на ломаном русском спросить что-то неформальное, но видимо духовные скрепы в моем лице проглядывали столь сильно, что он оставил эту гиблую затею, поставил штамп и впустил на территорию страны.

— Вот уроды! — вспомнил я Сухорукова из «Брата-2» и ожидая появления ностальгии ничего не почувствовал. Сел в маршрутку и в четыре утра вышел на улице Фредрикинкату возле кинотеатра Тенниспалатси. Кругом было много мусора и мало людей, как в фильмах про негритянские кварталы в Америке. У нас такого мусора нет. России бесформенная давленная фигня спокойно лежит по углам и газонам. Здесь же по шоссе и тротуарам ветер носил аккуратные бумажные пакеты и стаканчики. Холодный ветер как никогда располагал к небольшой прогулке, поэтому сразу направившись в первую попавшуюся сторону я за шесть часов так набрался впечатлений, что вернувшись, едва выпив свое утреннее пиво в местной забегаловке, тут же благополучно уснул. И вот что я имею вам доложить.

Финнов дико таращат велосипеды. Велосипеды повсюду. И на углу, и не на углу. Кругом велосипеды.

Иногда их цепляют к велопарковкам или оградам. Чаще всего просто пропускают замок через колесо и оставляют на улице на всю ночь.

Припаркованный велосипед запросто может стоять на мосту при выезде из города, по которому проходят в час полтора человека.


Или одиноко ночевать в подземном переходе.


На великах катаются все: бабки, менеджеры, дети, рабочие в робах. Доехал, оставил велосипед и спокойно пошел по своим делам.

Простых китайских бокорезов достаточно, для того, что-бы каждый день кататься по Хельсинки на новом велосипеде. Но никого это абсолютно не парит. Можно смело оставлять свой велосипед на ночь в любом месте и не бояться, что его украдут. Максимум — снимут колесо:

Отсюда следует простой вывод: все разговоры о том, что Россия слишком северная и холодная страна для велосипедистов можете в задницу себе засунуть. Особенно если речь идет про город Шахты, который расположен на тринадцать градусов южнее Хельсинки. Никаких помех велосипеды не создают ни пешеходам, ни автомобилистам — все движение осуществляется строго по велодорожкам.

Что такое велодорожки? Если вы думаете, что это пятьдесят метров асфальта в Александровском парке, который еще вчера предназначался для пешеходов, а сегодня без всяких изменений был закреплен городским указом за велосипедистами, торжественно открыт администрацией города и освящен в шахтинских газетах, то я вас разочарую. Настоящие велодорожки выглядят так:

По всему городу, включая пригород идут асфальтированные трехметровые полосы с разметкой, которая отделяет их от автомобильных дорог и столь же широких пешеходных тротуаров:

Из одной точки города можно без проблем добраться в другую не боясь быть сбитым грязным камазом или бабкой с сумками.

Автомобильное движение оживленное, но город не стоит в пробках. Проехать по центру полумиллионного Хельсинки проще чем по улице Победы Революции в Шахтах с населением меньше двухсот пятидесяти тысяч человек. Почти вся парковка в городе платная — оплата осуществляется через паркоматы: оплатил время, положил талон под стекло и пошел по своим делам. Водителям не требуется проезжать три квартала в поисках возможности приткнуться в едва освободившееся место. Представить, что в Хельсинки с девяностых годов напротив центрального рынка припаркована без движения ржавая зеленая «буханка» невозможно.

Автобусное движение мало чем отличается от центральных российских городов. Разве что, маршрутных такси нет совсем, а автобусы ходят полупустые (всегда можно найти свободное место). Впрочем, возможно, мне просто повезло. Чистые, едут быстро, на входе можно взять бесплатную газету. Но дорогие, суки! Стоимость билета пять с половиной евро (триста пятьдесят рублей). Я зашел в среднюю дверь автобуса. Никакого кондуктора нет. Перед тем как закрыть двери, водитель подозвал меня к себе.

— Ту кампи — говорю я ему.

Нормальный мужик: пальцы-сосиски, короткая стрижка, серая куртка. На фина совсем не похож. Спокойно взял деньги, отдал сдачу и билет, похожий на обычный чек:

bilet

Сел на свое место и спокойно доехал до метро. Я не знаю, принято у них фотографировать в транспорте или нет, поэтому снимок сделал, но наглеть и добиваться хорошего качества повторной съемкой уже не стал. А то еще подумают, не дай бог, что я какой-нибудь педофил из России.

На многих остановках висят экраны, показывающие номер приближающегося автобуса:

Обязательно на каждой остановке висит автобусное расписание. На окраине города бумажное:

В центре светодиодное с гуглокартой:

Там же можно посмотреть маршрут движения:

Время от времени можно наткнуться на бумажные карты, особенно на остановках, но качество у них посредственное. Особенно напрягают те из них, на которых не отмечено текущее местоположение. В этом плане уличные карты Хельсинки сильно проигрывает ростовским, московским и питерским аналогам, хоть и размещены гораздо чаще, особенно на окраинах города.

Городская навигация в Хельсинки ужасна. Почти как в Шахтах на Пьяной Балке. В Финляндии два государственных языка (финский и шведский), поэтому все указатели двуязычные и без сноровки легко запутаться. Я долго тупил, пока не понял, что Хельсингфорс и Хельсинки это одно и то же. Подписи улиц мало того, что сделаны на узеньких малозаметных табличках:

так еще и располагаются хаотично. Обозначение улиц на угловых домах практикуется не повсеместно. В качестве исключения можно иногда найти указатели (на окраине города):

В России все понятно — если ужас нарастает, значит идешь от центра. Если снижается, то к центру. Тут ничего подобного нет. О том, что я вышел из города стало ясно только после того как в памяти всплыл виденный час назад автомобильный знак съезда на автомагистраль. Ко всему прочему, рядом с институтом биотехнологии на проспекте Кархусааренти ремонтировалась дорога, в результате чего пришлось пол-часа идти по придорожному откосу с торчащими из него гофрами и арматурой. Это мы дома каждый день такими маршрутами ходим, а тут идешь и явно ощущаешь: что-то не так.

В Хельсинки сейчас ремонтируется не только Кархусааренти. До рождества всего несколько дней, но все работают совершенно спокойно и буднично. На Таммасааренкату привезли здоровенный кран:

А на Таммасааренлаитури разгрузили гусеничную буровую вундервафлю:

На Руохолахденранта рабочие обновляют брусчатку. Убирать на ночь уровень и лопату никто не стал — все равно утром понадобится.

Ночью в Хельсинки работает только Макдональдс, а в Макдональдсе, как известно пиво не продают. Ларьков с шавермой нет, магазинов «24 часа» нет и даже супермаркеты на ночь закрыты. Но рольставни не опускают, так что можно круглосуточно изучать вот такой ассортимент:

или вот такой ассортимент:

переводить вывески («в последний день шесть красивых»):

и щупать рождественские елки на елочном базаре. На ночь местные таджики не запихивают их в газель, а оставляют на площади без всякой охраны и забора.

А еще лучше придти на полуостров Лауккалуото, сесть на лавку и зырить на озеро Кейлалахти:

Кстати, рядом на острове Лехтисаари большой лиственный парк. Летам там полагаю чрезвычайно душевно. А в декабре по дорожкам бегают три мужика в трусах.

Так можно надолго залипнуть, но все-же я ехал не за красотами. Главной целью моей поездки было изучение пиворазнообразия южной Финляндии. Проведя активные наблюдения и эксперименты, удалось выяснить, что основные пивточки открываются с одиннадцати утра. Еще раньше пиво можно приобрести в магазине: в Финляндии нет геноцида и спиртное там продают круглосуточно. Выбор столь же богат, как в крупных российских магазинах, однако, марки совсем другие. Совсем нет пива в пластиковой упаковке. Ну не переведете вы на финский язык слово «полторашка». С другой стороны, большой выбор баночного пива в баночках по 0.33 литра.

За время путешествия я испробовал шесть видов пива: Пиркка, Олви, Сандельс, Карху, местный Амстел и еще какое-то, название которого забыл. Не могу похвастаться, что выборка вполне репрезентативная, но предварительный вывод таков: финское пиво по вкусу неотличимо от седьмой Балтики. Вкус чуть резче чем у Дон классики, крепость 4.5-4.7 градусов. Крепкого пива я тоже не обнаружил, хотя не исключаю, что мог пропустить.

Стоимость маленькой баночки-опохмелки (0.33 л) около одного евро, что соответствует шестидесяти рублям. Поллитровая бутылка пива обойдется в сто-сто пятьдесят рублей. В кафе пол-литровый стакан пива стоит 5-6 евро (300-350 рублей). Другими словами, русскому человеку со среднестатистической зарплатой в Финляндии жить можно. Но не долго.

Ну а раз времени осталось мало, можно и в центре погулять. Рождество же!

Транспорт при местных тарифах я проигнорировал — пешком дошел.

Хотя трамваи в Хельсинки весьма недурны. Едут быстро, не дребезжат и не демонстрируют готовность рассыпаться в любую секунду:

Кстати, о пиве. В Хельсинки нелзья просто так зайти в любое кафе и сказать: «Экскюзми, ай хэф гоу ин тоилет». Для прохода в уборную надо обязательно в этом заведении что-то заказать. Вам дадут чек, на котором будет напечатан пароль от сортира. Например, вот такой:

Двери в туалет заперты на электронные кодовые замки. Цивилизация, блядь.

В городе много общественных туалетов на улице и в торговых центрах. С одной стороны, они бесплатные и тетки при входе не отрывают клиенту по семьдесят сантиметров туалетной бумаги. С другой стороны, внутри установлена граммофонная труба. Не знаю, может у финнов какая-то особая физиология, или им просто покайфу насрать в граммофон. 

Ехать в Хельсинки стоит хотя-бы за визуальными витаминами. Тут их делают люди, а не бездушные ссыкливые импотенты. Запросто можно встретить вот такое:

А так, например, приглашают на художественную выставку в центре города.

Покажите мне человека, который сделает подобное у нас? Все всего боятся. В результате за тридцать лет в Шахтах все изменения свелись к тому, что на площади шишка встала.

Алексантеринкату — улица Александра.

На центральных улицах Хельсинки висят таблички с разными животными и подписью на финском и шведском. Решил перевести хотя бы одну, на которой изображен одногорбый верблюд. «Dromedaari» транслейт перевел как «Дромадер». Нашел «Дромадер» в википедии, оказалось, это одногорбый верблюд.

Рядом с центральной площадью города закрывается магазин электроники.

— Отдел распродажи в связи с закрытием? Вы таки закрываетесь?

— Не-не-не-не-не, это таки хорошо для бизнеса.

А на самой площади елка и ярмарка. В деревянных палатках продают оленину, сосиськи, мед, деревянные сувениры и глинтвейн. Первый раз в жизни обнаружил, что глинтвейн — это не подогретое винище, а вполне вкусный напиток. Маленький стаканчик наливают всем бесплатно. Пиво в Финляндии непримечательное, но вот ради такого глинтвейна вполне стоит оторвать задницу от стула и приехать к памятнику Александру второму в Хельсинки.

Теток с баулами не встречал, бабок с тележками не видел. Алкашни и барыг нет. Видел нищего со стаканом, но это еще на улице Маннергейма было. Но пафоса никакого. Все просто: одни, старательно выводя русский курсив, предлагают:

Другие выбирают:

и покупают:

Если ветер с Балтики не слишком холодный, а глинтвейна не слишком мало можно посидеть на ступеньках Николаевского кафедрального собора.

Еще лучше выйти к заливу. Город расположен на островах и почти каждый выход к воде снабжен индивидуальным причалом:

В декабре кораблей немного — почти все на стапеле, но все равно несложно полюбоваться частными баркасами для рыбалки:

буксирами:

небольшими спасательными:

и большими коммерческими судами:

Почти все суда пришвартованы к открытой причальной стенке — можно просто подойти к любому и спрыгнуть на борт.

На мостах установлены указатели оберегающие моряков от опасности быть насаженным ноздрей на блесну. «Ловля рыбы запрещена на всей территории, лодки»:

Не знаю, используют ли в Хельсинки противогололедные реагенты, но всем тротуарам разбросана гранитная крошка.

Давно подозревал, что качество российских дорог это такой-же стереотип как медведи и балалайка. Теперь удалось в этом убедится. Колдобин в Хельсинки не видел, машин с оторванными колесами тоже, но дорожное покрытие того же качества, что и в любом крупном российском городе. 

Увиденное вообще слабо напоминало ту «заграницу» которую обычно сравнивают с Россией. На улице Лённротинкату вечером чувствуешь себя так же как и в Ростове на Садовой. Улица Лехтисааренти выглядит почти так же, как Пионерская в деревне Юкки под Питером. Или как Кольчугина на Новой Азовке, только с асфальтом и освещением.

Главное отличие в открытости. Такое чувство, что ты в России в которой кто-то за одну ночь провел политику дезаборизации и десуссеритизации: весь день ходишь по городу и нигде не видно охранников, сплошных заборов и ментов. Один раз проехала мимо полицейская машина с выключенной люстрой — даже сфотографировать не успел для коллекции. При этом никакой паранойи. В книжном магазине выставляют для рекламы на улицу лоток с книгами. Подходишь, листаешь. Понравилось — заходишь в магазин, платишь и забираешь себе. Не понравилось — ставишь на полку.

Резюмирую. В Европе был. Много разного видел. Пидоров, про которых по телевизору говорят, не видел. Арабов и террористов тоже не видел, только одного индуса на кассе. Жизнь как у нас, но спокойнее. Пиво как у нас, но дороже.

Ну, все что знал — рассказал.

Парустрок

— Напиши парустрок
— Да говно-вопрос

Из телефонного разговора

Запускайте салюты, расчехляйте бластеры, кидайте на сцену трусы и закурите кто-нибудь сигарету — мне нужно больше дыма для пафоса и таинственности. На небосклоне популярности зажглась новая звезда.

— Ёбанарот, ты чего несешь-то вообще?

Ладно-ладно, буду рассказывать по порядку. Как вы знаете, все лето и даже часть осени я участвовал в полевых работах, больше походивших на злоебучие приключения гномов в кустах. А когда эта невообразимая хуйня закончилась, мной овладела такая тоска, что даже пиво не хотелось пить. Однако, бывают в жизни такие моменты, когда необходимо себя заставить. И самое лучшее средство для этого — отправиться на рыбалку. Прямо чувствую как щуки на Теплом канале изнемогают от ожидания момента когда мимо них проплывет моя блесна. Да что я вам рассказываю, вам и без меня знакомо это ощущение. Ебнешь соточку, закинешь спининг пару раз и вот он — миг великого напряжения борьбы! А дальше опять ебнешь соточку и снова забрасываешь спининг.

Проблема в том, что спининга у меня отродясь не бывало.  Пришлось потратить день на его приобретение, ибо мой любимый магазин на Втором Сампсониевском закрылся, а в остальных местах мне пытались втюхать какую-то неведомую ебанину по космическим ценам. Но, наконец-таки, я заимел то что нужно, а вместе с этим набор поводков, заводных колец, карабинов, два мотка шнура, упаковку джиг-головок, виброхвосты и несколько блесен. Казалось-бы, можно ехать на Теплый!

Но не могу же я в пятницу уехать из Питера ловить щук на Теплый канал! Во-первых, спининг у меня не проверен, а на такое ответственное мероприятие с непроверенными снастями ехать опасно. А во-вторых, в пятницу в деревне Лисино-Корпус банный день, а я обещал местному кочегару проставиться в знак благодарности за ряд философских вечеров, проведенных за обсуждением религиозной эстетики и философии социального прогресса. Едва ли возможно скрасить тоску внутреннего компромисса иначе, кроме как закинувшись спидами гулять вокруг церкви живородящего древа креста господня, обсуждая вопросы духовности деревянных буратин. В общем, пришлось потратить еще день, взять два пузыря и поехать в Лисино.

Очень скоро выяснилось что и на следующий день до щук я не доберусь. Только мы закончили первую половину второго пузыря, как мой собеседник, распаренный после бани и изрядно захмелевший, без всякого предупреждения решил меня задушить. Вскочил, прижал меня к поленице и навалился в порыве неведомой тоски.

— Ты что-ж сука делаешь-то?

— Душу тебя, блядь. — буднично так ответил, будто масло намазывал

— Я ж, блядь, архангел твой, а ты, паскуда, задушить меня вздумал — ответил я и свободной рукой ебнул его голову о рядом стоящую лестницу.

Веселились мы так минут пятнадцать, пока я наконец-таки не уложил этого мудака спать. Вылил себе в кружку остатки водки, выпил, закусил дешевой трясущейся тушенкой и лег рядом. Щуки ехидно посмеивались осознавая, что и в наступившем дне я к ним не приду.

Да и как мне было к ним придти, если на следующий день в Питере состоялась встреча картографов?

— Какая еще, нахуй, встреча?

Ах да, совсем забыл сказать. В один из дней своей депрессии я принял твердое решение, что с тоской пора завязывать и настала пора устроить какую-нибудь движуху. А посему позвонил главному организатору гис-лабовских встреч в Питере с предложением собраться и обсудить кто и чем занимался прошедшим летом. Ну вы же знаете это состояние: натворишь бывает что-то по трезвому, а потом по пьяне мучаешься: нахрена я это сделал? Но выхода не было — нужно было ехать.

Питерские встречи гис-лаба всегда проходят по сходному сценарию: вначале образованные люди с интеллигентными манерами рассказывают о своих достижениях и проблемах в области картографии, а я самовлюбленно что-то подпизживаю им из угла кабинета. Ну а после, когда все наговорятся и заскучают под объективом совместного фото, направляются в пивняк на Васильевском острове. Это уже такая старая и добрая традиция, что пренебречь ей просто невозможно, тем более, когда на душе тоска, а тело так и рвется на Теплый канал вытащить пару-тройку щук. Дабы урезонить этот порыв, я первым делом заказал пива, а в качестве аперитива водки. Ну а дальше пошло как-то само собой, да так быстро, что я даже не заметил как настало воскресенье.

Проснулся еще затемно от ощущения, что руки мои сжимают напряженный спининг. Но едва-лишь принял свой утренний пиво, как вспомнил, что на этот день назначена поездка в Карелию, в Рускеалу. Хуй его знает, чего я там забыл, но съездить я обещал, да и хули не съездить-то? Тем более, что по прогнозу на Теплом канале намечался сильный ветер с дождем, а в такую погоду, даже щука вертела мою блесну на анальном плавнике. А так, у меня есть мобильная полторашка пива, которая позволит мне всю дорогу наслаждаться видами из окна не замечая сидящих на соседних сиденьях индусов, итальянцев и прочих гастарбайтеров, ни бельмеса не понимающих по-русски.

И все-таки напряжение возрастало. Воистину, неведомая сила препятствовала моей встрече с хвостатыми монстрами. Неладное я почувствовал когда на следующий день, буквально за пару часов до того, как у меня на руках появился заветный билет, мне позвонил мой бывший сосед по студенческому общежитию.

— Привет, бля, ты сейчас в Питере, бля?

— Да в Питере, но скоро уезжаю

— Тут, бля, помощь твоя нужна, бля, несколько проб нужно заложить, бля

— Где и когда?

— На неделе в Лисино, бля.

Воттыжблядь-то, думаю, только вещи все полевые убрал. Нахуй, заебало уже это Лисино и полевые эти заебали и вообще меня в Шахтах ждут, а через закрытые глаза проступают наглые щучьи морды. Нахуй! Идите в жопу все, поеду тольк на Теплый канал, а больше никуда не поеду!

Хорошо хоть, когда мы с ним на следующий день в электричке тряслись он предложил пол-литра взять для оптимизации рабочего процесса. И что еще лучше, перед тем как мы взяли вторую пол-литру, в бланках уже были данные по нужному количеству проб. Еще радует, что из-за всех этих приключений тоска начала понемногу проходить, а заодно с ней пропала шапка и моя любимая авторучка.

Во вторник неведомая сила позвонила мне с номера сервис центра, в который я сдал ноутбук на ремонт.

— Добрый день. Мы по поводу асуса с кулером под замену. Сегодня никак не получиться его отремонтировать…

Я отвел мышку от кнопки «оплатить билеты»

— Там проблема не с самим кулером а целиком с системой охлаждения. Мы заказали детали, но они прибудут в течении нескольких дней.

Да что-же это за пиздец-то такой! Что мне тут, медом намазано, что-ли? Хули я отсюда вырваться-то не могу? Мне и так дома всего-ничего осталось быть: на следующей неделе лекции в Москве.

— Стоямба! В какой, нахуй, Москве? Какие еще лекции?

Ах да простите, не рассказал. Понимаете, по трезвому дело было, по трезвому делу еще и не такое натворишь. Просматривая в интернете разную поебень, среди порнухи, забавных историй, рекламы и статей по экологическому шкалированию я случайно наткнулся на сайт кафетериуса №13, включающего в себя помимо барной стойки, столов и стульев, небольшой лекторий. Текст гласил: «В Кафетериусе № 13 есть лекторий, вмещающий пятьдесят слушателей, оборудованный большим экраном, проектором и отличной звуковой системой. Мы с удовольствием принимаем заявки на проведение лекций и мастер-классов в области графического и промышленного дизайна, иллюстрации, моды и архитектуры — приветствуются любые творческие темы. Мы не просим платы за проведение лекций — нужно просто связаться с нами по электронной почте 13@cafeterius.com. Кроме того, у нас планируются показы фильмов об искусстве.» Написал по указанному адресу и буквально в этот же день получил очень вежливое согласие. А что, думаю, на обратном пути из дома как раз заскочу. Кто-же знал, что меня здесь нечистая держать будет?

А нечистая разошлась не на шутку. Билетов не оказалось ни на следующий день, ни на последующий. Я уже начал волноваться — как никак на четверг я назначил встречу картографов в Ростове.

— Бля какую встречу? Еще что-ли одну?

— Да говорю же, трезвый был больше недели! За десять дней ни грамма не выпил. Только пиво. Я бы на вас в этой ситуации посмотрел, еще бы и не такое учудили.

С этим проклятием нужно было кончать. И кончать немедленно, пока клев не прекратился. А потому собрав, всю силу, волю и мужество в кулак я сделал то, что все считали невозможным. И очутился в аэропорту Пулково.

img_20161021_234113-1

А еще через несколько часов в гараже диавола на пятнашке

img_20161029_005117

А еще через несколько часов уже охотился на щук со спинингом! И похуй, что стоять от переполнявших меня эмоций было трудновато. И похуй, что Грушевка это не Теплый канал. Даже похуй на то, что щук тут отродясь никогда не бывало! Вы просто ничего не понимаете в рыбалке. Это ж, блядь, спининг! Как это щекочет нервы!

img_20161022_135634

А уж красотища-то какая! Это же Грушевка.
img_20161022_135643

Собственно в таком ключе неделя и проходила: футбол, работа, бассейн, кино и рыбалка. Вроде как ничего не забыл. Неожиданно наступил четверг. Приняв необходимый премедикант я расположился в маршрутке на ХБК и заснул.
img_20161027_140407

Проснулся уже в троллейбусе в Ростове-на-Дону:
img_20161027_155527

Встреча была назначена в 17:00 у железнодорожного вокзала близ передней части памятника паровозу.
img_20161027_163515

Вокруг беспрерывно сновали менты и таксисты. Неизвестный мужик крыл матом свою жену. Та в свою очередь крыла матом его. Я замерз и дабы хоть как-то согреться пошел за кофе.

— Дай мелочи немного. — женщина похожая на цыганку рядом с ребенком требовательно смотрит на то как я отсчитываю свои тридцать рублей. Ни «здравствуйте», ни «извините», даже не на «вы», просто «дай». Ну хуй с тобой, думаю, взял я с ладони пятьдесят копеек и протянул ей. Но не рассчитал, а может рука замерзла и монета упала на асфальт.
— Дай хоть десять рублей. — даже не попыталась поднять оброненные деньги
— Вы совсем уже обнаглели. Могу только посоветовать работу найти. Пиздуйте отсюда оба.
— Понятно — фыркнула она и потащила ребенка за собой.
Я же подняв свои деньги взял стакан с кофе и пошел обратно к поезду.

И тут самое время доставать бластеры и пускать первый дым. На встречу пришли два человека. То есть, как ни крути, а встреча состоялась. Вспомнив как проходят такие встречи в Питере, а равно учтя количество пришедших, я принял решение внести оптимизацию в привычную программу мероприятий и мы, исключив официальную часть, прямиком направились в пивняк.

Обсуждали недолго: час-полтора. Но из того, что я понял: в Ростове в области ГИС и картографии твориться такой кромешный пиздец, о котором вы в своих Москвах и Петербургах даже не слышали.

От полученной информации мной вновь завладела тоска и по завершению встречи, прихватив по пути свинных ушей, я направился в шамбалу:
img_20161029_005110

Так в медитации я провел оставшееся до самолета время.

— Это все?
— Ну конечно же нет.

До посадки на самолет оставались считанные минуты, а у меня была едва початая полторашка «Антон Груби». Медлить было нельзя, а потому окинув взглядом тесную кабинку с рекламой средств против простатита я выдохнул и не отрывааясь влил в себя столько сколько мог вообще вместить. И все-равно оставался почти литр. Ебаные правила безопасности авиаперевозок! Я покидаю такие прекрасные места и не могу взять с собой на память даже маленькой бутылочки превосходнейшего темного разливного пива! Как будто с помощью него можно взорвать самолет. Хотя чему удивляться — в ростовском аэропорту куда ни посмотри везде видится какой-нибудь терракт.

img_20161029_092246

Перед трапом ко мне подошел сесурити с разъяснениями безопасности. Настроение у меня было так себе, да и отказаться от рейса я не мог, поэтому пришлось согласиться на его требование и удалить из фотоаппарата вот эту фотографию:

img_20161029_095808

Хорошо хоть эту никто не требовал удалить:
img_20161029_100633

Я уселся в кресло, закрыл глаза в полудреме начал прокручивать основные темы предстоящего доклада. А когда открыл глаза — вокруг уже были заснеженные просторы аэропорта Внуково.

В лекторий Кафетериуса я прибыл часа за два до лекции. Судя по количеству писем на почту, придти должно было около пятнадцати человек. Был подготовлен проектор, простыня для него, баристы были предупреждены, но не было флипчарта. Флипчарт — это такая хуйня на треноге с бумажными листами, на которых рисуют маркерами по ходу лекции. Это был попадос, ибо проектор с простыней мне и нахуй не впился, а вот остаться без доски было бы совсем в тягость.

Надо отдать должное руководителю этого процесса Андрею (к сожалению не знаю его фамилии). Все было решено элементарно: я направился в ближайший канцелярский магазин на том же этаже торгового цента (магазин Леонардо), где купил треногу, альбом и пару маркеров. Отдал баристам товарный чек и получил затраченные бабосы. Бля, всегда бы так. Просто и без лишней мозгоебли.

Работать с незнакомой аудиторией всегда сложно. У пришедших могут быть разные интересы, разный уровень начальной подготовки и разные особенности восприятия, а потому лекцию всегда приходится компилировать на лету, выбирая из различных областей темы, наиболее близкие и важные для аудитории. Это тоже сродни ловли на спининг: в любой момент нужно быть готовым сменить блесну на воблер, изменить место и на пальцах объяснить происходящее. Что может быть хуже всего в такой ситуации? Правильно — показывать слайды.

Злоупотребление картинками во время доклада вообще большое зло. Хуже может быть только демонстрация видео (за редким исключением). Слушатели отвлекаются на просмотр и перестают тебя воспринимать. Это не значит, что слайды не нужны вообще, но работать с ними нужно предельно аккуратно и дозированно. В торговом центре это правило еще важнее: постоянный шум и мелькание покупателей за стеклянной стеной заставляют все время наращивать динамику выступления, ставя лекцию так, что-бы основная масса подаваемого материала строилась как ответы на вопросы.

Но мне то хули елозить? Особенно если слушателей нет.
img_20161029_165011

И все-таки, они пришли. Первой пришла девушка по имени Наталья, а чуть позже присоединился еще один мужчина. Конечно же я ожидал больше, но это абсолютно ни чего не меняет. Однажды я вел занятие в течении восьми часов для единственного клиента. А тут сразу два человека решили посетить лекцию никому неизвестного чувака на достаточно специфическую тему. Так что, какие проблемы? Погнали!

На третьем часу выступления и ответов на вопросы я неожиданно почувствовал, что голос садится да так, что даже слова выговорить не получается. Чего мы только не обсудили! Геоданные, картостили, OSM, секретность, ГИСы, библиотеки, разработку, парадигмы картографирования, историю картографии, спутниковые снимки, наземную фотограмметрию, тегирование, иерархию классификаторов и кучу других вещей. Затронули практические и теоретические аспекты. Другими словами заебался я в этот день. Сказался и перелет и погода и голод. Но оно того стоило, поверьте.

Когда все ушли, я сел на верхнюю лавку лектория возле своей сумки. И только тогда рядом с торчащим из сумки спинингом увидел это:
img_20161030_165643

Бля, а я то думаю, что меня коробит так? Дикранум, Кладина арбускуля, Плевроциум Шребера, Плагиомниум. Поставь Дикранум между Плевроциумом и Плагиомниумом и получится точная модель мохово-лишайникового яруса в условиях всхолмленного рельефа. Да фотки говно, да лишайники покрасили из эстетических соображений, да я задрот, но блядь, нельзя же придумать такую охуенную вещь и не довести ее до абсолютного совершенства!

С другой стороны, это пожалуй, единственная претензия к Кафетериусу. Я прекрасно понимаю, что с такой аудиторией им проще было меня нахуй послать, ан нет, когда я пришел на следующий день все было подготовлено и настроено для следующей лекции. Отдельно надо баристов благодарить, которые меня в гробу видали, особенно после того как у меня потек маркер и заляпал неотмывающимися синими пятнами пол. Даже несмотря на это, баристы вели себя максимально похуистично, что для меня на тот момент было высшей степенью корректности.

На следующий день лекция была короче, но насыщеней всякой наукоподобной ебаниной. Я рассказал про размерности, фракталы, критерии сложности, кривые вымирания видов, длительность времени, аттрактор Лоренца, спор детерменистов с индетерминистами, хаотические системы, диссипацию, горизонты прогноза, принципы измерения, аксиоматику и прочую светотень.

На вторую московскую лекцию пришло уже трое (еще Илья Зверев забежал, но совсем ненадолго). Казалось бы прогресс налицо, но на этом мой гастрольный тур завершился и я наконец-таки могу спокойно заняться работой.

И тут настало время оваций, лазерного шоу, блесток и дымовых завес. За две недели я поучаствовал в трех разных мероприятиях связанных с картографией в трех разных городах, выступил с двумя лекциями, коротким докладом (в Питере), выпил бочонок пива и написал длинный очерк, который один хрен никто никогда полностью не прочитает. Я прямо как Филипп Киркоров, нахуй.

Одно обидно. Из-за всех этих ебучих гастролей, я так и не выловил моих щук. Проебал самый клев. Ну ничего, весной нагоним. Сейчас главное зимнюю рыбалку не пропустить. На окуня. Сейчас лед встанет и он брать начнет — жирный такой. Зимняя рыбалка — это настоящий азарт, движение и страсть. Да что я вам рассказываю, вы и сами это знаете. Ебнешь соточку, опустишь мормышку пару раз и вот он — миг великого напряжения борьбы! А дальше опять ебнешь соточку и снова опускаешь мормышку с мотылем.

Надо только удочки зимние купить.