Улыбаться и не пить

Не выпендривайтесь, умирайте как все: в муках и от модных причин. Полагаю, что эта мысль сидит в головах редакторов, издания которых опубликовали на прошлой неделе заголовки «Минэкологии запретило жителям Подмосковья улыбаться лисам«. Во-первых, не запретило, а отговаривало, а во-вторых, давайте разбираться.

Если речь о бешенстве, то история насчитывает несколько столетий, хотя вменяемые данные существуют лишь с конца девятнадцатого века. Для тех, кто считает бешенство разновидностью истерии, рекомендую замечательный учебно-медицинский фильм (детям, беременным и нервным смотреть нельзя). Это зоонозная инфекция передается не только при укусе, но и при ослюнении раны. Достаточно позволить больной собаке облизать царапину на вашей руке и далее либо протокол Милуоки, либо через несколько недель кто-то произнесет о «влажной блестящей оболочке» проводя очередную аутопсию. И не выпьешь напоследок — у заболевшего проявляется ярко выраженная боязнь воды, за что бешенство иногда называют гидрофобией.

Типичная картина заражения выглядит так: Ой какой миленький лисенок! Дай, я тебя поглажу! Ах ты ж скотина! Ладно, зеленкой залью и все пройдет. Рыжая лисица (Vulpes vulpes) без сомнений завоевала статус главной хранительницы бешенства. Но после этого факта начинаются сплошные сомнения.

На территории России вспышки бешенства у лисиц в девятнадцатом веке зафиксированы в 1810-1818 годах и 1824 году. Затем с середины девятнадцатого века как рукой сняло: ни одного случая до самой революции, причем то же самое по всей Европе. Все болели: люди, волки, собаки, скот, но к лисицам претензий было меньше всего. За время с отмены крепостного права до появления СССР ежегодно в России умирали от бешенства полторы сотни человек, но ни один по причине укуса лисицы. Лишь в 1925 году на Украине впервые за много лет нашлась бешеная ручная лиса, покусавшая человека. И даже тогда было известно, что прежде эту лису укусила больная собака. Зато потом понеслось: с началом второй мировой войны бешенство лисиц покатилось по Европе и к шестидесятым годам охватило Францию, Данию, Германию, Австрию, Швейцарию, Венгрию и прочие европейские страны, включая западные регионы Советского Союза. Тогда же Роберт Анатольевич Канторович — советский вирусолог и специалист по «дикованию» предложил разделять очаги бешенства на природные, в которых поражены преимущественно дикие животные и антропургические, в которых бешенством заражены сельскохозяйственные и домашние животные.

О взаимодействии антропургических и природных очагов существует два противоположных мнения. Одно утверждает, что возбудитель болезни способен свободно передаваться от диких животных к домашним, второе говорит обратное. В качестве частного случая второй гипотезы можно представить предположение Г.Н. Сидорова: за годы эпизоотии вирус сильнее специализируется на лисах и представляет все меньше угрозы для других видов. В пользу этого говорит то, что вспышки бешенства наблюдаются в России регулярно последние пол-века: в 60, 63, 65, 69, 73, 76, 78, 84, 87, 89, 96, 98 году и далее с той же периодичностью по настоящее время. Но роль лисиц в заражении людей все время снижается. Ровно как и число заражений бешенством от сельскохозяйственных животных. Лисы до сих пор опасны, но постепенно главным переносчиком становятся дикие кошки и собаки. Перелом в динамике произошел в последнюю четверть века, когда на первый план стали выдвигать новый тип очага, образованный смешением природного и антропургического очагов.

На сегодняшний день эпизоотия бешенства растет, но лисы, а тем более разные козы и коровы заражают все меньше людей. Главный виновник заболевания — одичавшие кошки и собаки. Это хорошо: можно диссертаций в год по десять штук писать. Придумать новую теорию, а еще лучше разработать новую оральную вакцину типа РАБИВАКа. Тем более, что вакцина действует год, а мы люди гуманные: бродячих собак теперь не отстреливаем. Но ведь я не просто так упомянул о сомнениях.

Теории, медианы и полиномы пятой степени — это любопытно. Но почему ни в одной статье о распространении бешенства в России не упомянут реальный мир? Число заболевших от лисьих укусов снижается — это факт. Можно объяснять это гипотезой Г.Н. Сидорова. Но скажите честно, когда вы в последний раз видели живую лису? Кругом урбанина, походы на природу не вылезая из машины и выходные на даче в зоне мертвой субурбии. Та же ситуация с заражением сельскохозяйственных животных: где вы последний раз коров наблюдали? Максимум, в рекламе агрохолдинга.

Субурбия

В качестве разносчиков бешенства растет роль собак и кошек. Как связана эта динамика с увеличением благосостояния людей в нулевые? Когда у людей с одной стороны появилась возможность содержать питомца, а с другой — выбрасывать лишнюю еду на помойку?

С удалением от Москвы ситуация немного улучшается, но вопросы остаются неизменными. Да и не будет скоро никакого удаления: кругом наступит одна сплошная Москва. Но это не мешает считать снижение числа заболевших от укуса коровой в Хамовниках результатом изменения патогенной активности вируса.

Тем более, что наше умение вести нормальную открытую статистику уступает лишь мастерству выдумывать заголовки.

Ароидный гуманизм

После принятия закона о защите животных, улицы заполонили стаи бродячих, но стерилизованных собак. Как заметил один знакомый: «Они же не совокупляться со мной хотят, а кусать». С другой стороны, наглядно виден шаг в сторону доброты. Люди гуманизируются с невероятной быстротой. Только вдумайтесь: всего два десятка лет назад мы обсуждали соседа, который вернулся домой в цинковом гробу, а сейчас скандал на весь мир если какую-то бабу за ляжку ущипнут. Вроде прекрасно, но позвольте мне сохранить амплуа ворчливого скептика.

Патологических садистов среди людей обычно мало, но как показали занимательные опыты Стэнли Милгрэма — неприятие насилия это не наша сильная сторона. Главное получить оправдание своим поступкам и вот вы уже пропускаете электрический ток через невиновного человека.

Обратимся к историческому опыту экспериментов о подчинении: «правилах гуманизма» в немецких лагерях смерти. Согласно описанию Нестора Рассела, жертвы не должны что-то подозревать, нацисты не должны с ними контактировать во время убийства, само убийство должно проходить как можно быстрее и не оставлять на теле внешних следов. Это демонстрирует величие рейха, но главное позволяет снизить эмоциональный стресс у палачей. Никто не считает себя лично виновным в убийстве, все лишь крутят вентили и следят за порядком.

В реальности выполнять эти правила не смогли даже после замены выхлопного газа на более смертоносный Циклон-Б. Поэтому с 1941 года было решено значительно расширить программу стерилизации. Началась разработка дешевого и эффективного стерилизующего препарата.

Здесь мои источники расходятся. Клее в своем «Биографическом словаре Третьего Рейха» и Рассел в «The Nazi’s Pursuit for a “Humane” Method of Killing» указывают, что в качестве потенциального сырья для стерилизующего состава использовалась Диффенбахия (Dieffenbachia seguine, синоним Caladium seguinum).

Другую версию мне рассказывали еще на институтском курсе ботаники. По этой версии, сырьем для разработки служила монстера деликатесная (Monstera deliciosa). Какой вариант верен — не знаю. Оба растения из семейства Арониевых, оба из Южной Америки, оба содержат оксалаты кальция и оба можно встретить на подоконниках в наших домах. Первую в русском языке называют кровавой, а вторая вообще знаменита легендами о растении-людоеде. Идеальный выбор для чудовищного преступления.

В Нюрнберге оптимизацию массового истребления людей оправдывали желанием облегчить участь заключенных. Но даже если в это поверить, все-равно выходит парадоксальная ситуация: чем гуманнее происходили массовые убийства, тем больше облегчалась работа палачей и тем эффективнее работал механизм массовых убийств.

Чем добрее люди, тем сложнее им признавать окружающую реальность и тем с большей охотой они сложат с себя любую ответственность. Избыток добра ведет к не менее чудовищным последствиям, чем его недостаток. Иногда злой человек отличается от доброго только тем, что видя насилие не закрывает глаза.

Смешно надеяться на то, что рост гуманизма гарантирует мир и процветание. Особенно если вспомнить, кто больше всех ратовал о гуманности и принимал самые строгие законы о защите животных.

Пятый день Чирской географической экспедиции

Форма аскетизма. Лиховидовский-Каргинская

Поздним летом пятнадцатого года довелось мне работать на Полярном Урале. Белые ночи давно закончились и с каждым закатом температура стремительно понижалась, норовя обернуться первыми августовскими заморозками. В одну из таких ночей, окончив перекладку гербария и планирование маршрута мы с нашим проводником Серегой пили водку на обрывистом берегу реки. Сквозь шум воды слышался необычный гул, надвигавшийся на нас с верховьев.

— Олег на подушке едет. Минут через двадцать тут будет — сказал Серега, прислушавшись к шуму.

Что за Олег и почему он на подушке я не стал уточнять. По ненецкой традиции водку мы пили из одного стакана, очередь я задерживать не стал.

Вскоре Олег действительно подъехал. Он причалил к берегу на странном агрегате, будто составленном из прогулочного катера и спасательного судна МЧС. На юте работал огромный винт, а вдоль освещенного желтым светом кубрика проходили привинченные к переборкам лавки. Олег привез с собой литр коньяка, несмотря на то, что сам был в изрядном подпитии и едва стоял на ногах.

— Ты не боишься в таком состоянии плыть? Река опасная, порожистая, да еще и ночью?
— А хрена ли там бояться? Я эту реку знаю. А то что пьяный — не страшно. Всякая херня случается не когда человек пьяный, а когда устал. Если ты не отдохнул как следует, то хоть ты пьяный, хоть трезвый — все равно свое приключение найдешь.

Мы выпили еще по стакану и я, не придав сказанному особого значения, думал, что совершенно, забыл эту мысль. Спустя несколько лет, подвинув разбросанные угли обратно к костру, я вспомнил отплывающего на воздушной подушке Олега. Не желая изматывать себя поисками пропавшего сна, придвинул ближе фонарь и начал описывать последние события Чирской географической экспедиции.

В этот день мы решили лечь спать пораньше. Тем более, что встали на ночевку достаточно рано, а вечерних посиделок не планировалось — магазин в Лиховидовском был сух как августовская степь. Поели макарон с рыбными консервами, выпили чаю, да под угасающие рассуждения провалились в сон.

Сколько прошло времени не знаю. Вся ночь, час или несколько минут. Спал я крепко, без снов, плывя в темной глубине, не желая что-то менять. Но голос извне выдернул меня на поверхность словно опытный рыбак красноперку.

— Горим! Серега, горим!

Не осознавая реальность происходящего, я плеснул в огонь кастрюлю чая. Ринулся к реке за водой. «Ну вот, еще и ногу промочил» — пронеслось в голове. Может все это лишь мой диковинный сон? Но в огонь уходила кастрюля за кастрюлей, Даниил рядом тушил пожар, чем-то сбивая пламя. «Главное не выпустить огонь!» Сон, не сон, какая нахрен разница, потом разберемся. Но явь уже была слишком очевидна.

Мы, вымотанные за истекшие дни, спали не замечая нависшей над нами угрозы. Огонь, разгоревшись на сухих бревнах перекинулся на запас дров, приготовленный для ночевки, а оттуда на рюкзак Даниила. Можно было бы все свалить на неудачное стечение обстоятельств и цепочку случайностей, но как обычно бывает в таких ситуациях, нет никакой случайности. Все закономерно происходит от лени, пассивности и невнимательности, которые хоть и проистекают от усталости человека, но не могут быть ею оправданы.

Постепенно пламя подчинялось нашему напору. Еще горели тут и там обрывки вещей и случайные ветви, но сил что-бы вырваться у пожара больше не было. Освещенный всполохами лес обратно заволакивало темнотой. Ущерб только предстояло выяснить, но выдохнуть уже можно было спокойно.

Внезапно. Яркий свет. Шум. Огонь. — Что происходит?

Я вжался спиной в колючий завал бурелома. Угасающие угли ожили яркой вспышкой. С громким шипением извергли из себя восемь метровых огненных струй. Газовый баллон не мог оказаться в огне, я всегда храню его в безопасном месте. Да он бы просто взорвался, а здесь какой-то фейерверк. Словно окруженное отделение огнеметчиков вермахта. Огонь перешел в наступление. Арденнская операция. Брусиловский прорыв. Аустерлиц. От простого пожара можно спастись в Чире, обрезав швартовы или просто переплыв неширокую реку. Но из костра в разные стороны били направленные непроходимые фонтаны огня. Внезапность и масштаб пламени, его необычная форма и злобное шипение полностью подавили нас. О сопротивлении не могло быть и речи. Отступать некуда, мы вжались в завалы ожидая взрыва. Готовые к безоговорочной капитуляции.

Но взрыва не происходило. С каждой секундой ослабевало шипение, пламя захлебывалось. Огненные струи распухали, теряли форму и напор. Костер был еще велик, но все меньше напоминал огненного ежа. Мы осмелели, а убедившись в том, что угроза миновала перешли в наступление. Спустя четверть часа огонь был полностью подавлен и взят под контроль. Повсюду лежали обгоревшие, но более не опасные остатки вещей.

— Ты как, жив? Травмы есть?
— Палец немного обгорел, но это херня. Все нормально. Все вещи сгорели.

Запись из дневника:


02 мая 01:04 звездно
После того как батарея захлебнулась, мы окончательно потушили пожар. Оба целы, если не считать обожженного пальца. У Даниила оплавился паспорт. Из потерь: рюкзаки, айпедовский планшет, айфон, топор, пила, командировочные удостоверения, аптечка, герметичный бокс для камеры, трубочки для кернов, полторы тысячи рублей наличными и кредитная карта. За исключением рюкзака, который доставит нам завтра хлопот, потери вполне приемлемые и не дают оснований прекращать работы. Завтра заложим в этом месте пробную площадь (около сотни трубочек лежит у меня в запасе). После переправимся на правый берег и выйдя на дорогу будем двигаться в сторону Каргинской.

Чир мелеет и зарастает тростником в населенных пунктах. Вероятно этому способствуют:
— забор воды для полива, что увеличивает испарение
— создание локальных плотин и запруд
— наличие искусственных препятствий вроде мостов, причалов, торчащих из воды досок, скапливающийся перед ними мусор существенно снижает глубину и повышает температуру воды
— эвтрофикация прибрежной зоны, влияющая на развитие тростника
— нитрификация водоема пометом домашней птицы
Перед зарослями тростника скапливается ряска и мусор, преимущественно бутылки и бревна сильно преграждающие путь.
Тростник запрещено жечь по словам жительницы пос. Грачев. Но чем больше тростника, тем медленнее река, а чем медленнее река, тем больше тростника. Не в этом ли растении проблема обмеления степных рек? Как связано развитие тростниковых зарослей с размером поголовья скота?

За остаток ночи ветер разогнал клочья стратокумулюсов. Солнце выплыло со стороны Лиховидовского. Нагревая воздух, деревья, освещая недогоревшие дрова с остатками полевого скарба
Остатки вещей после пожара

Вопреки пожару я выспался и отдохнул. Первым делом нужно было осмотреть лодки. Они были далеко от огня, но малейшая искра могла стать причиной очень неприятных последствий, тем более, что накануне мы лишились одного ремкомплекта. К счастью, причин для волнения не было. Обе байдарки были на воде, пришвартованные к склонившемуся над водой татарскому клену. Сейчас проснется Даниил, необходимо провести учет оставшихся вещей и решить проблему транспортировки. Сегодняшний переход мы вынуждены делать пешком, поскольку Чир у хутора Лиховидовский становится абсолютно непроходимым даже в разлив. Рюкзаков нет, а строительные мешки, заблаговременно приобретенные мной в Петербурге оказались совсем ненадежными. Но это все позже. Пока можно не забивать бытовыми вопросами голову, тем более, что перед нами прекрасный лес для закладки очередной пробной площади:

Запись из дневника:

02 мая 09:00 ясно, ветра нет
Пробная площадь №7

№ пробы№ дереваДиаметр, смВид
7115Acer tataricum (Клен татарский)
7216Acer tataricum (Клен татарский)
7320Acer tataricum (Клен татарский)
7426Populus nigra (Тополь черный, осокорь)
7541Populus nigra (Тополь черный, осокорь)


Найти в таком лесу ровное дерево почти невозможно. Кроме того, каждый второй ствол обязательно будет с гнилью. На удивление, читаемость кернов оказалось гораздо лучше, чем можно было ожидать. А вот согласованность приростов выглядит достаточно условной (да что там говорить, максимальный коэффициент корреляции между приростами за последние 26 лет составляет всего 0,27). Индивидуальные свойства местообитания и особенности самого дерева влияют на радиальный прирост сильнее общих факторов. Но пока это относится лишь к конкретной пробе, да и то, без расчетного обоснования:

В нестабильных условиях произрастания это может оказаться закономерностью. Новое русло реки с одной стороны леса:
Русло Чира за сухостоем

старое с другой:
Старое русло Чира

Деревья ежегодно затапливает, притирает льдом, падающие стволы обтесывают кору и обламывают ветви, какие-то идиоты устраивают под пологом пожар. В таких условиях индивидуальная судьба больше зависит от случайной удачи, а не от глобальных особенностей. Если в солнечный день долго идти по полю есть риск обгореть, но если поле минное — загар едва ли сильно скажется на вашей судьбе. При этом следует помнить о том, что сравнения антропоцентристов обычно яркие, но ошибочные, поэтому все сказанное требует тщательной проверки.

— С макаронами что делать будем? Все нахрен сгорело, телефон, планшет, рюкзак, а макароны остались
— Сегодня до магазина дойдем, не тащить же их с собой. У нас и так с транспортировкой проблемы. Здесь оставим, только упаковку сожгем
— Может в упаковке оставим, вдруг кому пригодятся?
— Если кому-то здесь понадобятся макароны, он съест их и без упаковки. Сейчас сожгем остатки мусора, затушим что-бы не разгорелось да выходить будем.

Даниил у костра

Запись из дневника:


02 мая 09:00 ясно, ветра нет
Сожгли все вещи не подлежащие восстановлению. Отбываем из лагеря в 10:45

Со стороны мы выглядели очень странно. Что-то среднее между цыганами, беженцами и грабителями
После пожара

Не удивительно, что выйдя на дорогу мы не могли остановить ни одной попутки. До Каргинской оставалось с десяток километров, но мы и раньше такие расстояния проходили с трудом, а теперь Даниил нес на себе вещи, завернутые словно труп в черные мусорные пакеты. У съезда на Лиховидовский перед нами наконец-таки остановился первый автомобиль — старая шестерка выкрашенная в цвет, который называется «Коррида». Из под облупившейся краски была видна ржавчина, а багажник не закрывался из-за лежащего в нем велосипеда. В салоне сидели четверо в форме.

— Добрый день, старший лейтенант полиции. Вы кто такие?

Полиция нас все-таки нашла. Я все думал, как странно, идем пятый день, а до сих пор не вызвали ни у кого подозрений. Однако, каким везением нужно обладать, что-бы после пожара, в котором оплавился паспорт и сгорели командировки, в абсолютной глуши поймать полную машину ментов?

— Так, давайте я вас сфотографирую
— О, здорово! Давайте!
— Нет, идиоты — вероятно подумал лейтенант — по одному. В профиль повернись

Я до сих пор жалею, что не догадался сделать совместное фото с полицейскими. Лейтенант с помощью телефона отснял наши паспорта и лица «фас-профиль», после чего вступил в дискуссию о проблемах усыхания донской водной системы.

— И почему же усыхает?
— Однозначно пока рано говорить. Первое предположение в изменении специфики сельского хозяйства. Поголовье скота уменьшилось…
— С чего ты взял, что оно увеличилось?
— Я говорю уменьшилось. Пока коров было много, они на перегонах и водопоях вытаптывали тростник… — ну и так далее продолжал я излагать свои предположения, обличенные в утвердительную форму.

Мужикам этого хватило. Услышав слова «динамика», «коррелирует» и «система с положительными обратными связями» представители закона окончательно удостоверились в нашей безопасности для общества и уехали.
Съезд к хутору Лиховидовский

— Давай я в магазин схожу, возьму попить. Заодно узнаю, может тут какой-нибудь автобус ходит. А то как бы теперь в обезьянник не попасть.
— Давай, я пока тебя здесь в теньке подожду.

Днем магазин в Лиховидовском выглядел более приветливо. С крыльца на меня залаяла чья-то собака без ошейника.

— Добрый день. «Меркурий» есть? Нет? Тогда «Горячий ключ» и «Донской табак» темный. Скажите, от вас до Каргинской автобус какой-нибудь ходит?
— Он ушел уже. По утрам уезжает. Тут до Каргинской вам проще попутку поймать.
— Спасибо, мы уже поймали одну попутку.

Недовольная собака на крыльце ждала моего возвращения.

— А ну пошла нахер отсюдова! — рявкнул я на нее и сфотографировал объявление, которое попалось мне на глаза еще вчера вечером:
Объявление о непривязанных собаках

— В общем Даниил, если кратко — нет тут никакого автобуса. Придется пешком идти. Или повезет и кто-то остановится, хотя я в этом уже сомневаюсь. Сейчас небольшой перерыв и надо идти, пока опять не пришлось ментам лекцию по гидрологии читать. Повезло еще, что я вчера над этими проблемами поразмыслил и слова подобрал.
— А что, логично звучит
— Бездоказательно

Через несколько сотен метров мы пересекли первый крупный приток Чира. Крупный, конечно же по сравнению с окружающей безводной степью. Река Гусынка, короткая и совершенно мелкая даже сейчас, во время весеннего разлива, впадает в Чир со стороны правого берега. Поймы, бывшие некогда местом выпаса скота сейчас зарастают тополем и кустовидными вязами (Ulmus pumila), а само русло теряется в тростниковой стене (Phragmites australis):

Инвазия древесных пород происходит не только в пойме. Все заброшенные поля и пастбища через несколько лет начинают выглядеть так:
заброшенные поля у хутора Лиховидовский

Древесной растительности нет лишь на самых высоких участках степи. В отсутствии должной выборки наблюдений нет места суждениям, но невозможно избавиться от мысли о том, что степь без крупного рогатого скота становится лесостепью.
Профиль 8

Очередной автомобиль проехал мимо нас не снижая скорости.

Есть ли вообще на юге России сельское хозяйство? Вернее так: можно ли называть происходящее сельским хозяйством? Или более уместен термин «зернодобыча»? С ударением на втором «о» — зернодОбыча. Сельскохозяйственное предприятие не может долгое время быть прибыльным, если оно не сочетает в себе одновременно растениеводство, животноводство, охрану окружающей среды и социальную сферу, поскольку принцип Адама Смита не безграничен — при разделении труда повышается не только эффективность, но и риски. Нелепо выступать против агрохолдингов как явления, но отсутствие множества мелких и организованных сельскохозяйственных предприятий верный путь превращения территории Юга России в зоны вахтовой занятости по типу Заполярья. Должны соперничать сто школ, но современный агробизнес устроен так, что если все цветы и расцветут то лишь по принципу Байхуа юньдун. Я был бы рад ошибаться, но брошенные сады, зарастающие пастбища с одной стороны и бескрайние поля озимых с другой постоянно разочаровывают меня.

Под эти тяжелые мысли мы прошли реку Гусынка. Дорога от хутора Ильичев, на которую мы вышли еще в первый день подходила к концу:
Дорога от хутора Лиховидовский

Скоро она совершенно закончилась Т-образным перекрестком, влившись притоком в трассу Миллерово-Вешенская. Мы сделали очередной привал у пешеходного перехода в надежде, что на более оживленной дороге наши шансы поймать попутку повысятся. Но и тут никто нам помогать не хотел.
Т-образный перекресток

Запись из дневника:


02 мая 14:01 ясно, облачность 5%
Дошли до поворота на Каргинскую. Мужик с огромным (нереальным просто) животом спросил не автостопщики ли мы. На повороте стоит на постаменте танк как памятник «пограничникам всех времен» (где связь?), установленный в 2015 году. Полагаю, что скоро откроют свернутое производство танков Т-34, потому что при таких темпах роста памятников войне, никакие археологические раскопки не смогут удовлетворить постоянную нужду в танках. Желтая газовая труба, дорожные работы. Остановка как обычно исписана неприличными надписями. За Чиром на левом берегу лесные культуры сосны, преграждаемые узкой полосой акациевых рядов.

Танк на дороге Миллерово-Вешенская

— Нужно в Каргинской деньги с карточки снять и счет обязательно на телефоне пополнить. Если здесь забудем, следующий банкомат не скоро будет.
— Тут «Пятерочка» где-то должна быть. Вон мужик в Камазе, давай у него спросим.

Мужик в Камазе помогал местным дорожникам. По обочине ходил человек с трубой-ветродуйкой. Мы с удивлением отметили, что у дороги бывает тротуар.

— Нет тут «Пятерочки» и «Магнита» тоже нет. Но если прямо по улице пойдете — там магазин будет. Банкомат тоже там.
Каргинская, улица Совхозная, дом 20

Запись из дневника:


02 мая 15:28 ясно, облачность 5%
Каргинская, улица Совхозная, дом 20. В бытовом магазине купили две клетчатые китайские сумки. В таких челноки двадцать лет назад возили товар. Рядом продуктовый магазин. Есть банкомат, но он не работает. Чинят дорогу (продувают обочину). Пешеходные переходы, асфальт. Перед магазином автобусная остановка, с которой можно уехать до Боковской.

Я остался сторожить вещи. Даниил отсутствовал долго. За это время меня дважды приняли за местного, интересуясь дорогой и причинами поломки банкомата. Нужных вещей и продуктов не было то в одном, то в другом магазине. Рюкзака, конечно-же не продавал никто. Но мы восполнили запас продуктов и некоторых необходимых в быту вещей. К великому сожалению, среди одноразовой посуды не продавали коктейльные трубочки. Оставалась лишь надежда на то, что мы сможем восполнить утраченный запас в Боковской.

Мы распределили продукты по сумкам и рюкзакам.

— Здесь пива выпьем или до Чира дойдем?
— Давай уже дойдем до воды и там спокойно отдохнем. Тем более, что нам еще байдарки накачивать.
— Ну пойдем тогда.

Даниил сразу взял такой темп, что я едва за ним поспевал. Мимо школы имени Шолохова, больше напоминающей музей, мимо аптеки и декоративного кирпичного забора мы за несколько минут вышли на станичный пляж.
Станичный пляж в Каргинской

Запись из дневника:


02 мая 16:30 ясно, облачность 5%
Пляж в Каргинской. Вода прохладная, но купаться вполне можно. На дне лежат кирпичи. На берегу стоят грибки и урна для мусора.

Профиль 9

На берегу Даниил достал полторашку «Дона нефильтрованного». Я видел Дон всяким: классическим, живым, ледяным, в стекле, полторашках, двухсполовинушках в старом и новом дизайне бутылки. Но оказалось меня еще можно удивить. Скинув свою ношу, искупавшись, сидя на теплом песке мы пили просто божественный нектар. Даниил, впервые после пожара повеселел, а байдарки будто накачивались сами собой:

Но Чир дал нам передохнуть ненадолго. Всего несколько сотен метров после стапеля мы плыли по широкому и свободному руслу:
Чир после пляжа в станице Каргинской

Чем дальше мы отплывали от пляжа, тем ближе хуторские дома подходили к урезу воды. После поворота по берегам опять появился ненавистный нами тростник:
Чир после пляжа в станице Каргинской

Заросли по берегам становились все гуще, а вскоре полностью сомкнулись поперек реки. Вода в этом месте была значительно теплее (по ощущениям на 5-10 градусов). К стене тростника прибило мусор и органику. В таких условиях процессы аммонификации значительно ускорены, при этом обладают особенностью: погибшие организмы остаются до растительного барьера, в то время как путресцин, кадаверин, скатол, индол и другие вещества вымываются ниже по течению. Таким образом, наиболее насыщенная органикой область формируется за барьером. По видимому, это является основной причиной, возникновения стен тростника. Стоит немного преградить реку, как за преградой тотчас формируются благоприятные условия для зарастания русла. При этом вверх по течению тростник распространяется менее активно.
Последняя тростниковая преграда на Чире

— Ну что, как обычно попробуем — напролом?
— Не, уж больно подозрительно. Мусор какой-то, бутылки. Как бы доски с гвоздями не было. Лучше я на берег выйду, осмотрюсь.

Протиснувшись между крапивой и ржавой сеткой-рабицей, должной выполнять роль забора, я вышел к дороге, которая быстро привела меня к причине появления тростника:

В межень водопад исчезает, переезд преграждает реку. Конечно, степная река может быть разбита на участки и по естественным причинам. Однако явная приуроченность тростниковых зарослей к населенным пунктам говорит о том, что человеческая деятельность является важнейшим фактором в динамике верховьев реки. При этом верховьями степной реки можно считать участок от истока до появления длительной полосы лесных завалов. На этом протяжении объем воды недостаточен для активного развития древесной растительности. Русло может пересыхать, поперечный профиль во многих местах выражен слабо. В динамике водного потока значительную роль играет травянистая растительность, среди которой прежде всего выделяется тростник и рогоз широколистный.

На этом переезде верховья Чира закончились. Стало это понятно уже несколько часов спустя. Мы вновь перетащили лодки, отметив, что поперечный профиль реки после переезда несколько изменился:
Профиль 10

Дойдя до низкого железного мостка стало понятно, что дальше продвигаться нет ни времени, ни сил. Даниил занялся обустройством лагеря, осмотрительно складывая дрова подальше от костра, а я отправился на разведку
Начало завалов на Чире

— Могу тебя обрадовать — заявил я по возвращению — тростники нас больше доставать не будут.
— Ну здорово, что тут сказать.
— Теперь нас будут доставать завалы. Мы вошли в среднюю часть реки.
— Завалы это уже лучше. Хотя-бы вода большая есть. Если что обнесем.
— Я тоже на это надеюсь. Во всяком случае завалы не нужно обносить за сотню метров, так что теперь сплавляться будет полегче.

Даниил, подобно Тайлеру Дердену лишившийся накануне всех материальных ценностей сохранял бодрость духа и целеустремленность, что в нашем потребительском мире доступно не каждому человеку. Мы оба понимали, что и в среднем течении реки легко не будет. Но сейчас перед нами стояла початая бутылка станичного джина. Поднимающийся от костра дым исчезал среди черных ветвей. В двадцати метрах от нас Чир взрослел и менял свой характер.


Видео пятого дня:


Карта пятого дня: