Уличная картография

Уличная картография

«Он нам и нахуй не нужон, интернет ваш»
Из интернета

Я человек простой, урбанистов от пидарасов не отличаю, поэтому буду говорить прямо. Тайлы, которые отдают картографические сервисы — это не карты, а говно. То, что картографы занимаются вопросами навигации — это недоразумение, которое исчезнет вместе с пейджерами и CD-дисками. Мы напрочь забыли смысл навигации — если рядом навигатор (в смысле человека, а не пластиковой хуеты), то тебе не нужно смотреть карту. Я жду если не дронов, которые будут вести тебя к нужному адресу, то хотя-бы простого приложения без всяких карт, которому можно сказать: «Пивная «У братьев» и он расскажет на каком перекрестке куда свернуть. В мобильных навигационных приложениях карты нахуй не нужны.

Другое дело — уличная навигация. Карты, которые висят на остановках, в метро и расставлены по площадям. Свою навигационную роль они почти исчерпали, но это не значит, что от таких карт следует избавляться. Во-первых, они интересны. Во-вторых, карта любой территории — это такой же бренд (прости господи), как и его название. В-третьих, это кладезь для рекламодателей. Рано или поздно все города введут собственные дизайн-коды, тогда рекламные агентства не смогут завешивать фасады ебучими баннерами с рекламой матрасов и начнется эпоха картографического продакт-плейсмента.

Эту идиллию омрачает лишь то, что к заветному времени создавать годноту станет просто некому. Уличные карты всегда выглядели хуево. Во многом, потому что к их установке причастно государство — вспомните хоть одну частную сетку картографических билбордов. А все к чему государство (неважно какое) прикасается неизбежно превращается в мерзкую ебанину. Вдобавок, раньше у городских карт не было альтернативы, за исключением туристических справочников. Сейчас же наоборот, поганенькие, но карты есть у каждого. Уличная картография напрочь проебала мимолетный момент здоровой конкуренции.

К этим факторам добавился третий — в уличную картографию пришли хипстеры, убежденные в своем исключительном таланте. В результате с каждым годом мы видим на улицах все больше богомерзких решений стилистического, ситуационного и технического характера. Особенно это касается столичных городов. Так, например, Хельсинки почти полностью перешли на мониторы с картами от гугла:
Уличные карты в Хельсинки

Картографические сервисы будто специально сговорились использовать мелкие нечитаемые шрифты. При работе на компьютере, а тем более на телефоне это еще можно оправдать (на самом деле нельзя), но когда такая карта появляется на большом экране с низким разрешением мелкие подписи карту только ухудшают. То же касается бликующего экрана — если с мобильником вы можете отойти в тень, то с картографическим дисплеем извольте ждать пасмурной погоды, а еще лучше наступления темноты.

Дисплей позволяет выводить информацию о транспорте, но карта для этого абсолютно не требуется. Какая разница, где находится твой автобус, если ты знаешь, что к остановке он подъедет через сорок восемь секунд? Хорошо хоть, такие мониторы установлены только на остановках. Вдоль улиц еще несложно найти прекрасные аналоговые версии с приличным картостилем.

Несколько лет назад подобное стали испытывать в Санкт-Петербурге. Напротив Московского вокзала установили терминалы с картой OpenStreetMap и сенсорным экраном. Это был просто вопиющий пиздец. Во-первых, нет более идиотского решения, чем использовать стандартный мапниковский стиль за пределами сайта openstreetmap.org. Во-вторых, карту дополнительно загрузили разными кнопками вырвиглазной расцветки и непонятного назначения. В-третьих, никто не подумал о том, что дисплей необходимо регулярно мыть. В результате, изучение карты сводилось к тому, что вы пять минут водите пальцем по жирному налету, пытаясь изменить экстент карты. В это время за вашей спиной пьют и обсуждают прогресс интеллигентные питерские бомжы.

Петербургу особенно не везет с OpenStreetMap. C завидной периодичностью появляются карты на основе данных проекта и каждый раз они выглядят чудовищно:
OpenStreetMap в Питере

Последний случай произошел совсем недавно — все остановки на центральных улицах обклеили плакатами с картами. Копирайты соблюдены. Компоновка аккуратная. Стиль свой. Но до обидного примитивный. Почему нельзя было потратить на него хотя-бы шесть дополнительных часов? И для чего точка «Вы здесь» превращена в размытое белое пятно?
Еще OpenStreetMap в Питере

На этой карте нет ничего. Ни станций метро, ни объектов интереса, ни названия районов. Дороги показаны самым примитивным образом — простыми линиями. Надписи почти не читаются. Может такую карту и хорошо повесить в детской, что-бы вместе с ребенком наносить маркером разные подписи, но как карту для навигации — я бы ее даже на дачный сортир не прикрепил.

И все-таки, эта карта в миллион раз лучше того ужаса, что заполонил отечественные города. В конце-концов, есть же определенные гигиенические правила: нельзя ковырять в носу двумя пальцами одновременно, стирать в бассейне трусы и применять яндекс-карты в наружной рекламе. Но у рекламщиков из Ростова-на-Дону свои понятия о чистоплотности:
Яндекс-карты в Ростове

Другой постоянной проблемой уличных карт является пренебрежение антропометрическими принципами. Вот, в том же Ростове создали карты для размещения на остановках. Мягко говоря не идеальные — видно что с геоданными никто не заморачивался — просто отобразили атрибутику как есть. В результате подпись улицы Седова появляется дважды друг за другом. Подпись реки сделана горизонтальной, что режет глаз, почти вся текстовая информация представляет собой подписи улиц — ни названия районов, ни придонских портовых зон. Текст сделан с избыточным буфером, слово «Проспект» зачем-то выведено целиком.

Но это все-же картографические вопросы. Тем более, что на карте требовалось изобразить маршруты движения общественного транспорта, а это одна из самых сложных задач в картографии. Допустим, не нашлось специалистов и возможностей, что-бы довести эту неплохую, но сырую версию до идеала. Но зачем было помещать легенду в то место, где ее можно прочесть лишь согнувшись пополам?
Уличные карты в Ростове

Поставить человека раком — одно из любимых занятий в картографии. Вот питерская сеть велопроката — текст на билбордах начинается где-то на уровне коленки. Да и сама карта сделана наотъебись — как и в Ростове, авторы проигнорировали обработку геоданных. В результате река подписана в четырех местах, причем в двух как «р. Нева», а в двух как «р. Большая Нева».
Карта велопроката в Петербурге

Только мудак мог создать карту проката велосипедов, не нанеся ни единой велодорожки, кратчайшего и прогулочного маршрутов, опасных направлений и велосипедных парковок.

Но не стоит думать, что распиздяйство и похуизм исключительно отечественная беда. Те же европейцы не брезгуют лепить адскую халтуру. Обычно это касается карт, которые имеют отношение к официальным ограничениям и запретам. Взять хотя-бы стенды со схемой акватории города Йоэнсуу. Вынести такой пиздец на люди у нас решится не каждая собесовская тетка:
Карты в Йоэнсуу

Хотя я кусаю локти от зависти — в левом верхнем углу картинки изображена карта пляжа с вынесенным рельефом дна. Карта — говно, но решение элегантное, почему-бы не применить его в России? Хотя где у нас пляжи с картами? К огромному сожалению, уличная картография в России редка даже в крупных городах. Но при этом карты ничуть не уступают, а часто превосходят европейские. Компромисс удалось соблюсти лишь эстонцам — таллинские карты аккуратны, не перегружены и висят на каждой остановке. Обратите внимание на горизонтальную компоновку макета — оказывается текст вовсе не обязательно прятать под лавку:
Таллин карты на остановках

Если не брать Швейцарию, где плохая картографическая работа абсолютное религиозное табу, европейцы относятся к уличным картам гораздо прагматичнее нас. Советская картографическая школа выдрачивала скрупулезных педантов, в результате большинство карт напоминают третий концерт Рахманинова — произведение невероятной сложности, хотя слушать эту поебень невыносимо. Уличная навигация должна быть такой, что-бы в случае вторжения войск НАТО ты мог сорвать карту с любой остановки и корректировать по ней артиллерийский огонь. Даже если вы не можете позволить себе качественную полиграфию и на одном квадратном метре нужно изобразить пол-Москвы, все-равно, не нарисовать домики — это как Родину предать.

А вот в Лапееранте не заморачиваются. Нужна карта общественного транспорта — пожалуйста:
Карты в Лапееранте

Или вот карта немецкого Кельна при изучении которой остается открытым вопрос технологии достижения столь потрясающего визуального эффекта. Я до сих пор не пойму, это такой картографический стиль или у меня просто глаза кровоточат. Но зато проведена генерализация и нет никаких домиков:
Уличная карта в Кельне

Они там в своих Европах полностью ушли в разврат и грехопадение. Контуры домиков не рисуют, но нумерация строений проставлена. Вот еще пример из Йоэнсуу (обратите внимание на размещение текстовки на билборде):
Карты в Йоэнсуу

Или еще пример оттуда-же:
Карты в Йоэнсуу

Стилистическая невыдержанность разных карт — общая проблема разных стран. Понятно, что карты в разных районах могут отличаться по оформлению, но сейчас это исключительно анархическая практика. Из всех городов, только в Шахтах удалось добиться стилистического единства уличной картографии. И то лишь по тому, что карта в городе только одна:
Карта в Шахтах

Весь остальной мир пока не готов придти к консенсусу. Остаются островки стабильности, вроде метрополитена, где обычно висят детальные олдскульные карты, но однажды их тоже придется обновлять. Я очень рассчитываю на то, что руководство метрополитена, особенно питерского не позволит хипстоте нассать себе в уши и сохранит прекрасный образец современной уличной картографии:
Карты в питерском метро

Особенно тревожит то, что чем глубже мы вязнем в стабильности, тем больше закрывается барбершопов, постоянные посетители которых от тоски начинают привносить в мир собственное видение прекрасного. Но об этом, я пожалуй в другой раз расскажу. Послезавтра например. И без того, я тут бизнес-идей на две жизни вперед описал.

Таллинский зоопарк

Прогулки по зоопаркам. Таллинский зоопарк

В России все белые медведи государственных зоопарков находятся под шефством компании «Роснефть», о чем сообщают соответствующие плакаты на подходе к вольерам. В Эстонии «Роснефти» нет, поэтому белый мишка там ходит с поврежденной лапой. Надеюсь вы уловили сарказм, но даже если нет, я не нарушил фактологическую картину. Этой зимой я посетил Таллин, желая взглянуть на состояние Ursus maritimus в зоопарке, а заодно изучить особенности содержания животных в неволе. Кто знает, может однажды я открою собственный зоопарк.

На кассе долго никого не было. Рядом в соседней будке сидит старая бабка, которая английского не знает, а по русски говорить отказывается напрочь, что для Эстонии редкость. Похоже кассирша плюнула на свою работу, и ушла распивать чаи. Ан нет — вон внизу указатель технологического перерыва в виде зеленого циферблата. Хрен поймешь, что он обозначает.

Зима — лучшее время для посещения зоопарков. Немного огорчает погода и отсутствие многих животных, но зато появляется прекрасная возможность изучить технологические особенности работы, а если повезет, можно еще и за ремонтом понаблюдать. Кроме того, зимой в зоопарках почти нет посетителей — можно спокойно заниматься изучением и фотосъемкой пространств. Или просто бродить по аллеям с философскими размышлениями:

Нельзя кормить животных тем, что вы считаете съедобным. Про это написано в каждом зоопарке, но все-равно найдется мудак, который решит угостить зверя шоколадкой. К некоторым животным не то что кормить, подходить опасно. Эта проблема может быть решена двумя разными способами. Чаще всего людей ограждают от вольеров периметром, за который нельзя заходить. Ширина этого периметра не должна допускать возможности дотянуться до животного условной морковкой.

Если животное не представляет большой опасности, то можно поставить простой забор с табличкой:

Это самый дешевый, но отвратительный метод. Кому могут понравиться запреты? Другое дело, если никаких ограничений вроде бы нет, но к вольеру подойти все-равно невозможно. Сделать это можно, например, разбив перед оградой клумбу с цветами. Хотя думаю, что дешевле высадить сад камней, разровняв перед вольером землю на манер контрольно-следовой полосы. Особенно, если за оградой прогуливается японский журавль Grus japonensis:
Японский журавль

Во всяком случае не придется увеличивать штат флористов и укрывать на зиму кусты:

Опасные животные (в основном крупные хищники) решетку не пробьют, но легко могут кинуться и сделать заикой ребенка, поэтому ограда там должна быть серьезней. В случае медведя сойдет забор:

изготовить который необходимо так, что-бы дети могли видеть сквозь ограду, но не могли пролезть между прутьями. Для львов, тигров, волков и других соразмерных хищников такая ограда плоха, поскольку на зверя придется смотреть сверху вниз. В таллинском зоопарке Амурского тигра отделяет от людей клумба, посаженная на высоте около метра. Сама клетка поднята на такую же высоту.
Клетка для тигра

Нужно быть полным идиотом, что-бы залезть на клумбу и подойти к решетке вплотную:

Второй способ, обоюдной защиты людей и зверей основан на полной непроницаемости вольеров. Сделать это можно, например, поставив перед решеткой вольера прозрачный пластик либо прочное стекло:

Не обязательно сооружать герметичный аквариум. Достаточно лишь ограничить возможность соприкосновения. Например, в таллинском зоопарке, как бы не хотелось, вы не сможете скормить орущего ребенка дальневосточному леопару по имени Дарла:
Леопард Дарла

Благодаря такой ограде люди могут подходить к зверю почти вплотную. Но требуется бесконечно отмывать залапанные стекла.

Часть вольеров дополнительно оборудованы оградой под напряжением, хотя я до сих пор не понимаю целесообразность такой предосторожности. Конечно, это хороший способ круглосуточно контролировать целостность ограждения. Более того, идея использовать некоторые линейные коммуникации в качестве сигнализации великолепна, хотя едва ли тут задумывались именно об этом.

Электрические ограждения в зоопарке выглядят диковато. Прогулочная зона крокодила больше напоминает узкие улочки Аушвица:
Электроограда на воде

Напряжение служит весомым аргументом для животных, которые могут перепрыгнуть через забор. Но аргумент этот влечет дополнительные затраты, на монтаж, подключение, питание и предотвращение возможности прикосновения посетителя к проводу. Хотя с последним в Таллине не сильно заморачиваются:

Видимо считают, что таблички с зайцем, которого, судя по виду, ушибло током, вполне достаточно:
Предупреждение об электоограждении

Таблички в зоопарке вообще находка для тех, кто ищет новые идеи в области графики. Вот вам готовый плакат для митинга: «Хватит кормить Единую Россию»:
Хватит кормить Единую Россию

«Неприлично указывать на кого-то пальцем»:
Неприлично указывать на человека пальцем

«Неправильные пчелы которые делают неправильный мед»:
Пчелы делают неправильный мед

«Не подавай руку врагу»:
Рука в челюстях

Там где таблички не помогают, приходится писать текстом. Причем русский — один из трех языков, который используется в зоопарке для навигации, информирования и предупреждений:

Животных в зимнем зоопарке мало. Тем больше у вас времени прочитать про них на информационных табличках:
Таблички в Таллинском зоопарке

В березово-ольховых зарослях, судя по указателю, прячутся где-то индийские слоны:
Березово-ольховые заросли

Таблички совершенно типичные. Точно такое-же бесполезное говно, что и во всех остальных музеях: куча текста, который никак не систематизирован и не адаптирован для запоминания. Через два шага вы уже забудете название вида, которым только что умилялись. Карты ареалов вообще чудовищны. Нахрена, скажите такие подробности? Достаточно было обвести материки примерным контуром.
Карта ареалов

Местами стиль нарушается, но от этого карты не становятся лучше. Кроме того, информационные щиты неплохо бы иногда мыть:
Карта ареалов

Уровень исполнения карты зоопарка тоже хромает, хотя тут явно видно старание:
План зоопарка

Плохое решение для карты, может оказаться вполне достойным для навигации:
Указатели в Таллинском зоопарке

Услышав шаги, белый медведь моментально оживился, но быстро понял, что еды от нас не дождешься. Обиженно засопел, махнул больной лапой и ушел вглубь вольера, бросив на морозе свой мячик:
Белый медведь в Таллине

Мячики в таллинском зоопарке повсюду. К какой клетке не подойдешь, обязательно лежат несколько спущенных и покусанных футбольных мячей. Универсальная игрушка для любого зверя:

Таллинский зоопарк в стадии долговременного обновления. Где-то уже лежат аккуратные настилы из деревянных блинов:
Деревянный настил

и ровненькие газонные решетки:
Газонная решетка

Для сравнения, в тех местах России, где чудом появилась газонная решетка, она обычно выглядит так:
Газонная решетка

В мужском общественном туалете кто-то выращивает цветы. Это охренительно, но не потому что цветы, а потому что кого-то дико таращит от мелочей, которые все считают незначительными:
Цветы в туалете таллинского зоопарка

С другой стороны, часть зоопарка еще нуждается в радикальном улучшении:

Бетонные плиты не убраны.

Больные деревья не спилены.

Мусор не убран.

Хром через который выводится картинка из птичника не переустановлен.

Но тут я резко завершу свою статью. У меня еще много чего есть сказать, однако текст такой длины так же похож на орудие пытки как выход из таллинского зоопарка:
Выход из таллинского зоопарка

P.S. Кстати, если кто в теме, проясните, что за беда с лапой у медведя и как он поживает сейчас? Я тут руку повредил — прекрасно понимаю бедолагу.

Шел я к мишке, а попал в параллельный мир

«Всякие предисловия к «К критике политической экономии»,
можете в жопу себе засунуть»

Я

— Почему паспорт в таком состоянии?
— Дожди
— Приложите палец
— Лиза! Селле вене пасс неёб велья нагу сит я мингеид проблееме андмебааси. Тундуб тема ФСБ ей лазе. Фойб баас рипутатуд. Мида теа?
— Ета сее венем
— Проходите в левый коридор.

«Скоро без разрешения ФСБ трусы нельзя будет себе купить» — решил я, убирая паспорт в карман куртки. Уже пол-девятого утра. Магазины закрыты, автобус останавливается редко и ненадолго. Праздники давно прошли, но рождественские елки стоят до победного.
Нарва

Есть не хочется и спать не хочется. Просто откинулся на кресле и смотрю со второго этажа на то как проносится мимо середина зимы. Вдоль дорог сквозь покрытые снегом пустоши пробивается вейник. Снег заметает обочину, поля, через проломленные стены засыпает развалины советских коровников. Бежит по краю дороги зубчатая линия разметки.
Поля зимой

Картина привычная. В редких городках перед панельными пятиэтажками сгрудились иномарки и покосившиеся дорожные знаки. Опять пытаюсь заснуть, но безуспешно. Чего этот мужик про ФСБ речь завел? Да хрен с ним.

В спинках кресел встроены планшеты под андроидом, на которых можно запустить кино, послушать музыку через наушники, купленные у водителя за сотню рублей или просто повтыкать в новые посты.
Телевизоры в автобусе

Мои попутчики к таким чудесам интереса проявляют не больше, чем к пейзажам за окном. Все скучно. Самое лучшее, что можно сделать — это сложить на свободное сиденье куски от гуслей и спать на фоне проплывающих за окном ветрогенераторов.
Ветрогенераторы

Ветряки! Поле, поросшее ветряками никому не интересно. Я же щелкаю затвором фотоаппарата и не понимаю как можно спать, когда за окном вращается такая балда!?
Ветрогенераторы

В автобусе разливают бесплатный кофе в пластиковые стаканчики. Это еще можно пережить. Но на то, как эти стаканчики идеально подходят под отверстие в откидном столике спокойно смотреть уже невозможно. Как в фильме: «чисто, аккуратно — все не по нашему».

И ностальгия
Кофе в стаканчике

Но это все интро. В тот день я ехал фотографировать белого мишку с больной лапой и амурского тигра, а попал в параллельный мир в котором у России иссякли запасы нефти, понтов и мудаков. А что осталось в итоге? Да то же самое, что и сейчас:
жопа

Но жить как-то надо. Поэтому граждане вырыли в центре города огромный котлован, скинули в него Путина, Навального и Собчак, а сверху построили бесплатный общественный сортир. И принялись массово дезаборизировать и дессусеритизировать все вокруг:
Стеклянная дверь

Дезаборизация — это не когда сносят все подряд. Это когда люди перестают готовиться к вооруженному штурму своего участка:

Это когда взгляд со двора не упирается в цельнометаллический лист, а уходит за пределы ограды. А почему-бы и нет? Улицы это теперь тоже наша земля — тот кто с этим не согласен, может устраивать дебаты на дожде, прямо в выгребной яме. Многие вообще не парятся забором и довольствуются тем, что осталось со старых времен.

У нас такие заборы сохраняют только абсолютные маргиналы. Все у кого есть хоть какие-нибудь деньги, давно отгородились от мира:

Некоторые и в этой реальности хотят интима. Имеет право. Но, оказывается, интим можно создать бюджетно без цельнометаллических оград и пуленепробиваемых стен.

Иногда заборчики обрываются, обнажая старые язвы:

пролетарские скверы

и очаги социализма

Когда закончилась нефть все поменялось: язык, власть, экономика. Только любовь вечна.

— Ну давай, уже, рассказывай, где это?
— А вы сами догадайтесь. Например, по дворам пятиэтажек:

По мусорным бакам:

По дорогам:

И тотальной тоске:

Я же вам говорю, это Россия, только в параллельной вселенной. Все то-же самое, что и на улице Шишкина, только вы буквы перепутали:

Людей совершенно не парит, что их пиписька не самая длинная в мире. Они просто одели штаны и принялись за работу. Поэтому никому не придет в голову менять дешевый деревянный столб на помпезную хренотень в центре европейской столицы. Функции свои выполняет? Ну и хер с ним, пусть стоит.

Если светофоры включаются нажатием кнопки, то на кнопку не надо давить до хруста фаланг, а о том, что сигнал на переключение светофора принят, вы узнаете тут-же, по загоревшемуся индикатору. Это божественно.

Земля очищается. Из под старых лоскутов проступает молодая кожа жизни, прорастая, будто ветрогенераторы на поле. Еще много времени пройдет, прежде чем наступит полное выздоровление. Еще не раз и не два будут появляться поклонники карго-культа, уверенные в том, что для изменений достаточно лишь создать внешнюю имитацию. Но для появления велосипедистов в городе недостаточно просто нарисовать знак на тротуаре:

или даже поставить в центре новомодные велопарковки:

А для того, что-бы по улице стало приятней идти недостаточно подписать очередную «дорожную карту». Нужно закатать рукава, взять валик и нахер скрасить неизбывную тоску:

Местным улицам до уровня приемлемого комфорта ползти еще миллион лет. Нашим улицам тоже. Но, в отличие от наших, эти все-таки к комфорту ползут.

Преображая все метр за метром. Иногда можно даже наткнуться на границу происходящих изменений:

С одной стороны тут вот так:

С другой стороны так:

Мне очень нравится эта игра. Вышел из автобуса — хоба! а кругом Европа:

Зашел в магазин — хоба! а там Россия:

Все на латинице и в евро, но половину ассортимента можно даже не переводить:

Все, хоть и с акцентом, но свободно общаются на русском. Вышел из магазина — опять Европа. Или Россия. Вообще хрен поймешь, всего понамешано:

Зашел в переулок, а там хоба! — на Новой Азовке асфальт положили:

Конечно, есть вещи, которые мы наверное нескоро поймем, если вообще сможем когда-нибудь понять:

Но сама идея лежит на поверхности. Даже из старого совкового наследства можно создать что-то годное. Поэтому, если вы живете в беспросветном говне, это означает не то, что вам место плохое досталось, а то что вы мудаки. И всякие предисловия к «К критике политической экономии» про бытие, определяющее сознание, можете в жопу себе засунуть. Но об этом я уже говорил.