Четвертая координата

Четвертая координата

Если кто-то, описывая четырехмерное пространство, упоминает время, можете не сомневаться, вместо мозгов у него кисель. Это столь очевидно, что даже кошка Копейка понимает. Но давайте прикинемся дурачками и сделаем вид, словно не замечаем вопиющего бреда, а просто размышляем о реальности четырехмерного пространства-времени.

Начнем с трех координат. Одно из главных свойств пространства — взаимозаменяемость осей. Нет никакой разницы, что именно мы считаем шириной, что длиной, что высотой. Высота лежащего коробка спичек один сантиметр, поставленного вертикально — пять сантиметров. Значения каждой координаты зависят не от самого объекта, а от значений прочих координат. Объект всегда можно повернуть и поменять местами, к примеру, ширину с высотой.

Размерность поверхности тел на единицу меньше размерности самих тел. Круг плоский, окружность линейна. Шар объемный, сфера представляет плоскость. Не важно, чего именно нет у сферы: длины, ширины или высоты, главное, что координат всего две.

Если допустить, что четвертым измерением является время, неизбежно приходим к прискорбному дуализму. Либо мы должны согласиться с тем, что объект в четырехмерном пространстве можно повернуть таким образом, что для его поверхности не будет существовать время, либо вынуждены признать, что добавление четвертой координаты принципиально меняет свойства пространства.

Первый случай допустим лишь когда под временем понимается нечто совершенно отличное от нашего повседневного представления. С тем же успехом, можно назвать четвертую координату красотой или сковородкой. Второй случай свидетельствует об ошибочности всех обобщенных многомерных моделей. Поскольку ни первое, ни второе смысла не имеет, остается признать, что идея рассматривать интуитивно понимаемое время в качестве четвертой координаты неверна.

Тут бы взять и описать, что-же такое время и как четырехмерное пространство представить, но пока я чай заваривал Копейка на моем стуле спать улеглась. А стоя печатать мне неудобно.

Игра в абстракции

Игра в абстракции

В чем главная разница между стулом и собакой? Стул на трех ножках идеален, а собака без лапы обязательно хромает, хотя сидеть может совершенно нормально. Значит минимальное количестве точек опоры зависит от свойственности объекту движения.

Движение — это изменение положения в пространстве и времени. Следовательно, для стула время не существует. Но кто из нас не видел старый стул? А может не существует одного времени, их много?

Или взять человека. У него вообще две ноги. Выходит, что мы живем в двумерном мире, стул в трехмерном, а собака в четырехмерном. Ну или минимально необходимое число точек опоры кратно количеству измерений пространства в котором находится объект.

Тут вы скажете, что все дело в симметрии. А я расскажу о том, что порой полезно поиграть в абстракции, даже когда они лишены смысла. Ну ладно, пусть не так уж и полезно. Но чрезвычайно увлекательно.

«Это все глупость и пустая трата времени» скажет иной. Совершенно согласен. Но бывает посмотришь на человека, который не задается подобными размышлениями — дурак дураком. Я прямо вижу как старик Меркатор рассказывает: «Если разрезать карты на квадратики и сложить их стопкой, сможем смотреть в любую точку как через подзорную трубу».

— Послушай, Герард. Твое предложение резать карты нам не нравится. Но когда ты говоришь, что в будущем карты будет рисовать разная чернь — мы в полном недоумении. А завтра что? Объявишь, будто жизни католиков и гугенотов одинаково важны?