Шел я к мишке, а попал в параллельный мир

«Всякие предисловия к «К критике политической экономии»,
можете в жопу себе засунуть»

Я

— Почему паспорт в таком состоянии?
— Дожди
— Приложите палец
— Лиза! Селле вене пасс неёб велья нагу сит я мингеид проблееме андмебааси. Тундуб тема ФСБ ей лазе. Фойб баас рипутатуд. Мида теа?
— Ета сее венем
— Проходите в левый коридор.

«Скоро без разрешения ФСБ трусы нельзя будет себе купить» — решил я, убирая паспорт в карман куртки. Уже пол-девятого утра. Магазины закрыты, автобус останавливается редко и ненадолго. Праздники давно прошли, но рождественские елки стоят до победного.
Нарва

Есть не хочется и спать не хочется. Просто откинулся на кресле и смотрю со второго этажа на то как проносится мимо середина зимы. Вдоль дорог сквозь покрытые снегом пустоши пробивается вейник. Снег заметает обочину, поля, через проломленные стены засыпает развалины советских коровников. Бежит по краю дороги зубчатая линия разметки.
Поля зимой

Картина привычная. В редких городках перед панельными пятиэтажками сгрудились иномарки и покосившиеся дорожные знаки. Опять пытаюсь заснуть, но безуспешно. Чего этот мужик про ФСБ речь завел? Да хрен с ним.

В спинках кресел встроены планшеты под андроидом, на которых можно запустить кино, послушать музыку через наушники, купленные у водителя за сотню рублей или просто повтыкать в новые посты.
Телевизоры в автобусе

Мои попутчики к таким чудесам интереса проявляют не больше, чем к пейзажам за окном. Все скучно. Самое лучшее, что можно сделать — это сложить на свободное сиденье куски от гуслей и спать на фоне проплывающих за окном ветрогенераторов.
Ветрогенераторы

Ветряки! Поле, поросшее ветряками никому не интересно. Я же щелкаю затвором фотоаппарата и не понимаю как можно спать, когда за окном вращается такая балда!?
Ветрогенераторы

В автобусе разливают бесплатный кофе в пластиковые стаканчики. Это еще можно пережить. Но на то, как эти стаканчики идеально подходят под отверстие в откидном столике спокойно смотреть уже невозможно. Как в фильме: «чисто, аккуратно — все не по нашему».

И ностальгия
Кофе в стаканчике

Но это все интро. В тот день я ехал фотографировать белого мишку с больной лапой и амурского тигра, а попал в параллельный мир в котором у России иссякли запасы нефти, понтов и мудаков. А что осталось в итоге? Да то же самое, что и сейчас:
жопа

Но жить как-то надо. Поэтому граждане вырыли в центре города огромный котлован, скинули в него Путина, Навального и Собчак, а сверху построили бесплатный общественный сортир. И принялись массово дезаборизировать и дессусеритизировать все вокруг:
Стеклянная дверь

Дезаборизация — это не когда сносят все подряд. Это когда люди перестают готовиться к вооруженному штурму своего участка:

Это когда взгляд со двора не упирается в цельнометаллический лист, а уходит за пределы ограды. А почему-бы и нет? Улицы это теперь тоже наша земля — тот кто с этим не согласен, может устраивать дебаты на дожде, прямо в выгребной яме. Многие вообще не парятся забором и довольствуются тем, что осталось со старых времен.

У нас такие заборы сохраняют только абсолютные маргиналы. Все у кого есть хоть какие-нибудь деньги, давно отгородились от мира:

Некоторые и в этой реальности хотят интима. Имеет право. Но, оказывается, интим можно создать бюджетно без цельнометаллических оград и пуленепробиваемых стен.

Иногда заборчики обрываются, обнажая старые язвы:

пролетарские скверы

и очаги социализма

Когда закончилась нефть все поменялось: язык, власть, экономика. Только любовь вечна.

— Ну давай, уже, рассказывай, где это?
— А вы сами догадайтесь. Например, по дворам пятиэтажек:

По мусорным бакам:

По дорогам:

И тотальной тоске:

Я же вам говорю, это Россия, только в параллельной вселенной. Все то-же самое, что и на улице Шишкина, только вы буквы перепутали:

Людей совершенно не парит, что их пиписька не самая длинная в мире. Они просто одели штаны и принялись за работу. Поэтому никому не придет в голову менять дешевый деревянный столб на помпезную хренотень в центре европейской столицы. Функции свои выполняет? Ну и хер с ним, пусть стоит.

Если светофоры включаются нажатием кнопки, то на кнопку не надо давить до хруста фаланг, а о том, что сигнал на переключение светофора принят, вы узнаете тут-же, по загоревшемуся индикатору. Это божественно.

Земля очищается. Из под старых лоскутов проступает молодая кожа жизни, прорастая, будто ветрогенераторы на поле. Еще много времени пройдет, прежде чем наступит полное выздоровление. Еще не раз и не два будут появляться поклонники карго-культа, уверенные в том, что для изменений достаточно лишь создать внешнюю имитацию. Но для появления велосипедистов в городе недостаточно просто нарисовать знак на тротуаре:

или даже поставить в центре новомодные велопарковки:

А для того, что-бы по улице стало приятней идти недостаточно подписать очередную «дорожную карту». Нужно закатать рукава, взять валик и нахер скрасить неизбывную тоску:

Местным улицам до уровня приемлемого комфорта ползти еще миллион лет. Нашим улицам тоже. Но, в отличие от наших, эти все-таки к комфорту ползут.

Преображая все метр за метром. Иногда можно даже наткнуться на границу происходящих изменений:

С одной стороны тут вот так:

С другой стороны так:

Мне очень нравится эта игра. Вышел из автобуса — хоба! а кругом Европа:

Зашел в магазин — хоба! а там Россия:

Все на латинице и в евро, но половину ассортимента можно даже не переводить:

Все, хоть и с акцентом, но свободно общаются на русском. Вышел из магазина — опять Европа. Или Россия. Вообще хрен поймешь, всего понамешано:

Зашел в переулок, а там хоба! — на Новой Азовке асфальт положили:

Конечно, есть вещи, которые мы наверное нескоро поймем, если вообще сможем когда-нибудь понять:

Но сама идея лежит на поверхности. Даже из старого совкового наследства можно создать что-то годное. Поэтому, если вы живете в беспросветном говне, это означает не то, что вам место плохое досталось, а то что вы мудаки. И всякие предисловия к «К критике политической экономии» про бытие, определяющее сознание, можете в жопу себе засунуть. Но об этом я уже говорил.

Заборчики

Да хули тут рассуждать-то? Теперь Новая Азовка есть на картах OpenStreetMap со всеми заборчиками. Нумерации и домиков пока нет, но это дело наживное. Главное, это положительная динамика.

— Слушай, а на кой хуй, ты рисуешь эти заборчики? Все же знают, что ты сторонник политики дезаборизации и десусеритизации? — спросите вы меня. Да, это так. Но у меня есть, что вам ответить.

Истинно верно, что всю эту заборную хуету, которой кладбососы засрали город, я терпеть не могу. Но это не значит, что на нее следует закрывать глаза, как раз наоборот. Цель всякого искусства заключается в окунании людей с головой в то говно, которое они сами же создали. Змитер Войтюшкевич весьма точно подметил, да что уж там кривить душой — охуенно подметил Змитер Войтюшкевич. Искусство должно бодрить, а картография как высшая степень графического искусства должна бодрить по особенному.
Сейчас я заборы рисую, а однажды, надеюсь, сотру их к ебене матери. Ибо есть время разбрасывать камни и время эти камни собирать.

P.S. «Дружок, а где твоя вторая рученька?» — спросила меня тетенька, которая не знает про карты OpenStreetMap. А вот, бля, она!

Закон пропорциональной комфортности

Если вы приехали в Питер отдохнуть, а какой-то мудак советует поехать в «Петергоф-Павловск-Пушкин-Стрельну» или прочие ебеня — не слушайте. Ибо смотреть там абсолютно нехуй, по крайней мере тем, кто не прется по коллекционированию текстур. Мой вам совет — езжайте на Приморскую, на выходе из метро заходите в первую шаверму слева по ходу движения. Заказывайте шаверму в лаваше (в пите не берите). Я обычно прошу не добавлять  мне соленых огурцов, но это хуевый совет, так делать не надо. Можно еще заказать  пиво, но пиво там говно, а вот шаверма — самая офигенская из всех, что я ел в своей жизни.

Для тех же, кто не внял моему совету и продолжает смотреть на карту Павловска как кобель на сучку, расскажу как гонял туда при написании «Путеводителя по России для иностранцев».

Вход в Павловск начинается с железнодорожного турникета. Можно, конечно приехать и на автобусе, но так делают только местные, либо пидарасы, лишенные чувства прекрасного. Особенное говноедство — приезжать на туристическом автобусе. Хуже этого только безалкогольное пиво и аспирантура.

Итак, с Витебского вокзала садитесь в электричку на Оредеж и через пол-часа под звуки баяна оказываетесь в Павловске.

DSCN7596_500x375

 

Лучше конечно, заранее принять, ибо в Питере вы не имея на руках билета не можете не только на вокзал зайти, но и выйти с вокзала. Да, это галактический пидоргизм, но если предварительно употребить, он становится гораздо менее заметен.

Перед турникетами, в который надо сунуть свой билет для выхода в город, скапливаются постоянные очереди. Для повышения комфорта не придумали ничего лучше чем подкладывать под жопу инвалидам сидушку от стула. Впрочем, за сотэн, вы можете арендовать этот комфорт для себя даже если вы не инвалид.

 

DSCN7524_500x375

 

Столько же стоит вход в парк. Да, бля, это вам не Шахты, здесь что-бы пройти в парк нужно заплатить, либо перелезать через двухметровый забор с кольями наверху. Культурная столица, блядь. Входов в парк несколько, каждый из них снабжен кассовой полосатой будкой, возле которой пизденеет сесурити.

DSCN7548_500x375

 

Цитирую по памяти свой путеводитель для иностранцев:

«Забор в России крайне редко ставят с целью ограничить проникновение людей на территорию, огражденную забором. Основная цель возводимой преграды — дать понять, что за территорией забора ты имеешь меньше прав по сравнению с тем, кому этот забор принадлежит. Чем выше, сложнее и страшнее забор, тем больше разница в правах. За некоторыми заборами у вас вообще нет никаких прав. Но это не значит, что на огражденную территорию проникать запрещено. Суть России в том, что ты можешь гулять почти везде, если осознаешь, как влияет твое географическое положение на объем твоих прав.

В некоторых обществах сохранилась традиция строительства низкого входа в здание, дабы входящий поклонился хозяину. Примерно с такой же целью, в каждом русском заборе обязательно есть дырка. Вход через эту дырку всегда унизителен. Владелец забора об этой дырке знает, но не устраняет ее, поскольку человек, принимая такое унижение принимает и определенную власть, которую имеет теперь над ним владелец забора.

Самый большой объем прав у вас за теми заборами, внутрь которых вы можете попасть случайно. Чаще всего такой забор принадлежит государству. Как правило, он не замкнут и огораживает территорию только с одной стороны.»

Другими словами, если за вход в русский парк вы не хотите платить деньги, то можете войти бесплатно через ближайшую дырку в заборе. Более того, комфорт пролезания через дырку в заборе прямо пропорционален расстоянию от вас до официального входа.

Эта традиция работает во всех русских городах. Павловск не исключение. Можете не сомневаться в моей правоте, просто идите.

DSCN7527_500x375

 

По пути вам встретиться ужаснейшая карта поселка Тярлево.  Что может быть хуже, чем автоматическая простановка нумерации домов на карте?

DSCN7525_500x375

 

Зато, в этом поселке живут творческие люди. Мне сложно сказать, что за хуйня тут нарисована, но она божественно прекрасна:

DSCN7528_500x375

 

А еще павловское Тярлево прекрасно тем, что это единственное место, где применяют георгиевские ленточки по своему назначению:

DSCN7530_500x375

 

Тем временем, забор по прежнему неподступен, хотя, в нем все чаще появляются возможности для проникновения. Но они слишком унизительны даже по сравнению с турникетами на выходе с вокзала.

Со многими дырками администрация парка активно борется. Как вы думаете, почему? Правильно, потому что «нехуй тут ползать, обнаглели совсем».

DSCN7533_500x375

 

Иногда может показаться, что за забором следят и пройти сквозь него невозможно. Не ведитесь на это наебалово.

DSCN7531_500x375

 

Просто верьте мне и идите дальше. Можете даже не искать вход, до тех пор пока вокруг не начнется распиздос.

DSCN7532_500x375

 

Как только под ногами захрустят выброшенные пакеты и пластиковые бутылки, будьте внимательны. После того как встретите первые ржавые остатки от кабины грузовика, начинайте считать помойки. Где-то между третьей и шестой в заборе обязательно попадется приемлемая для входа дырка.

DSCN7534_500x375

 

Впрочем, если вы пройдете еще немного, то скорее всего уткнетесь в целиком отсутствующую секцию, либо вовсе, в конец забора:

DSCN7535_500x375

 

Поздравляю, вы прошли этот уровень. Ваш скилл прохождения сквозь препятствия возрос на двадцать пунктов!

Ну и напоследок, о самом парке. Тут есть несколько крайне очаровательных пейзажей,

DSCN7536_500x375 DSCN7537_500x375DSCN7554_500x375

 

текстурный лев:

DSCN7587_500x375

 

лошадь:

DSCN7565_500x375

 

баба на возу:

DSCN7563_500x375

 

белка:

DSCN7555_500x375

 

и мужик с хуем:

DSCN7559_500x667

 

Когда-то в этот парк приходил пенсионер, яростно истребляющий кротов. После его смерти звери на радостях массово расплодились и нарыли нор. Норы вы можете обнаружить повсюду, а про пенсионера лучше всего вам расскажет мужик на самоходной инвалидной коляске.

На этом собственно все, пора съебывать, ибо, еще раз повторюсь, делать тут абсолютно нехуй. А если кто-то начнет вас убеждать в обратном — плюньте ему в рожу и идите жрать шаверму на Приморскую. Это гораздо веселее, питательнее и полезнее.

 

P.S. Вот вам два примера того, как можно оградить территорию, не привнеся этим в наш мир еще одну порцию говна. Обе фотографии сделаны в том же парке. Не забудьте увеличить ваш навык создания прекрасного на пять пунктов. Не благодарите.

DSCN7566_500x375 DSCN7560_500x375