Дендрофилическая дискриминация

Даже такой убежденный сексист как я не может не понимать: чем больше в деле мужчин, тем сильнее проект гендерно-специфичен. Но это делает его менее привлекательным для женщин. Закономерность нелинейная, я бы даже сказал с фазовыми переходами, но принципиально верная. Причем в обратном порядке все работает аналогично.

В этой связи возникает вопрос: а что такое женщина? И что такое мужчина? Не в половом, конечно, плане, а в социальном. В чем различия между потребностями, интересами, восприятием, наконец, формой взаимодействия?

Без этого гендерное равенство выглядит как желание каждому болту найти свою гайку. Результат сомнителен, но процесс может быть очень полезен. И все-же, я не могу удержать свое сексистское воображение от внутреннего диалога.

— Почему так нужно заманивать женщин в какой-то проект?
— Потому что в этом проекте их мало
— Но в мужском туалете их тоже мало, почему тогда их туда не пригласить?
— Потому что для этого у женщин есть собственные туалеты
— Так может у них и собственные проекты есть?

Сколько можно мусолить феминизм? Надо идти дальше: приглашать в любое начинание людей с шестью пальцами на левой ноге и дендрофилов. Почему никто не вспоминает про дендрофилов? Ведь это дендрофилическая дискриминация.

Как же хорошо стали жить люди, раз их на полном серьезе волнуют подобные проблемы.

Наблюдательное

Сегодня первый раз приехал в город и теперь знаю совершенно точно: карантин объявлен под давлением страшных женщин со стройными ногами.

Потом вернулся домой, по пути заехал на поле и спешу всех успокоить: посевная идет как всегда. Повода для волнения нет. Кроме того, большинство частных предприятий начали работать в подпольном режиме.

Одно только тревожит: либо нас ждет дождливое лето, либо пожары по всей стране. А еще денег не будет, но в этом нового ничего нет.

UPD. 24 октября 2020 г. Ванга из меня так-себе. Лето как лето, осень вообще великолепна. Пожары были, ливни были, но ничего смертельного. А вот про страшных женщин — это правда.

О прекрасном

Зачем я рассказываю о сучках и досках? Лучше поговорим о прекрасном и загадочном. Например, о женщинах и эффекте Мак-Клинток. Этот эффект описывает синхронизацию менструального цикла у нескольких женщин, долгое время живущих совместно — феномен, при упоминании которого память моментально рисует народного академика Трофима Денисовича Лысенко и генерального секретаря ЦК КПСС Никиту Сергеевича Хрущева.

Соседи по дому хорошо отзывались о Трофиме Денисовиче. Это его особенно выделяло на фоне «мухолюбцев и человеконенавистников». Сегодня о Лысенко мы помним только то, что Вавилова год не выпускали из подвала для смертников. Еще помним рассказы про Мичурина, который лично перекладывал гены от привоя к подвою. Существование генов тогда никто не отрицал, но их значение в наследственности васхниловская биология отвергала.

Европейские и американские генетики не верили в связь между цветом волос ребенка и размером сперматозоида отца. По их мнению, гены передаются только половым путем, подобно семейному гербу. Невозможна ситуация при которой гены в организме могут самопроизвольно перемешиваться и уж тем более встраиваться в чужие организмы. Но к моменту сессии всесоюзной академии сельхознаук имени Ленина, среди американцев появился анахорет — Барбара Мак-Клинток. Она первая открыла транспозоны — фрагменты ДНК, которые способны самостоятельно перемещаться и встраиваться в геном.

К великому счастью, Мак-Клинток была мудрым человеком. Генетики враждебно встретили ее выводы, но она не стала доказывать правоту и продолжила исследовать любимую кукурузу, в чем достигла больших успехов. Кто знает, если бы не труды Мак-Клинток, восхитили бы кукурузные поля Америки генерального секретаря ЦК КПСС Никиту Сергеевича Хрущева.

В итоге все закончилось хорошо. В коллективном письме советские ученые отметили, что по вине Лысенко в Советском Союзе отсутствует гибридная кукуруза, доходы от которой окупают военную атомную программу Соединенных Штатов. Хрущев на пять лет отстранил народного академика и поехал в Пицунду отдыхать, а в это время отстранили его самого. Вавилова реабилитировали, Барбара Мак-Клинток продолжила исследования, получила за открытие транспозонов Нобелевскую премию и дожила до глубокой старости. А феномен синхронизации менструального цикла, который в семидесятых описала в Nature ее однофамилица Марта Мак-Клинток, раскритиковали. Шесть лет назад феномен опровергли результаты метаанализа в «Журнале исследований секса».

То, что двух взрослых мужчин с разной судьбой, взглядами и статусом может объединять мнимый эффект синхронизации менструального цикла служит лучшим свидетельством могущества и загадочности женщины.