Закрытие года

С каждым годом жить в России все лучше. Отрицать это глупо, хотя многие готовы на говно изойти в поиске примеров грядущей катастрофы. С другой стороны, наши заслуги в таком улучшении минимальны. Ситуация напоминает автобус, в котором мы играем роль пьяного пассажира, который заблевал половину кресел. Но как бы не буянил этот чувак, автобус продолжает движение к счастливому обрыву.

В прошлом году я сполна проникся критикой, изложив мнение о закрытии Пулковской обсерватории. Сегодня вся прогрессивная общественность обсуждает ликвидацию кафедры ихтиологии и гидробиологии петербургского университета. Считаю нужным повторить свою мысль в современном контексте: закрытие кафедры — это прекрасно. Давно пора.

Объяснить мое мнение просто. Если на кафедре работают старые маразматики, которые раз в год публикуют статью в «Вестнике очередного университета», все покрыто пылью, на подоконниках растут цветы в коробках из под тортов, студенты работают с древними препаратами, значит вопрос о необходимости ликвидации смешно обсуждать.

Но я в это не верю. Убежден, что на кафедре трудятся светила науки, главенствует торжество познания, изучают критически важные для жизни вопросы, а студенты ночью под одеялом читают методички кафедры. Однако, возникает вопрос: «Вам что, в этом университете медом намазано?». Из каких соображений профессионал соглашается променять дело своей жизни на бюрократическую писанину за копеечный оклад?

Принцип простой: если вы крутые спецы — не позорьте себя работой в шарашках. Делайте собственную кафедру — я буду первым, кто понесет вам деньги за обучение. А если закрытие кафедры — ярчайшее событие за последние десять лет, то мне вас нисколько не жаль. Извините, но подписывать петицию о сохранении бюджетных рабочих мест, на которых люди с утра до вечера пьют чай и жалуются на зарплату, мне неохота.

Наука — удел храбрых. А петиция — это такая разновидность онанизма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *