Экономический вопрос

Наблюдаю, как разные заказчики, даже относительно крупные, стараются выторговать себе скидку в пять-десять тысяч рублей. В последнее время это настолько массово, что вызывает недоумение. Я что, пропустил деноминацию?

Осознание масштаба

Осознание масштаба

Мечтать о заработке в научных исследованиях может лишь идиот. Жаль, мне об этом никто не сказал шесть лет назад. А может и говорили, да я, идиот, не услышал. Причина проста: людей мало интересуют результаты исследований. Но те, кого интересуют, бедны.

Научный эскапизм я наблюдал много раз. Выглядит удручающе: женщина постбальзаковского возраста на пол-ставки в НИИ, каком-нибудь «центре чего-то там», или университете. Без оборудования, без стажировок, с окладом в пятнадцать тысяч и фанатичной уверенностью в том, что ее работа спасет мир. И мир, поэтому ей всем обязан.

Мужчины тоже такие бывают, но встречаются реже. Не потому, что эта зараза на них не действует. Мужчины сильнее подвержены социальной дивергенции: либо спиваются, либо уходят туда, где можно заработать. В научной среде их мало, а те, кто остались, едва ли не в эпоху НЭПа родились.

Все эти люди беспрерывно заняты одним — пьют чай и рассказывают о том, как воруют в государстве. Предметный разговор о теме их исследования заводить бесполезно — вас не поддержат. Да и как поддержать, если последняя вменяемая деятельность закончилась в девяносто четвертом году. Но если вы скажете о том, что наука — это третьестепенная обслуживающая отрасль экономики — будьте готовы к яростным оскорблениям и нападкам.

А собственно, что такого? Да третьестепенная, да обслуживающая. И что? Область развлечений стоит еще дальше, но я не помню историй о том, что корпоратив спасет мир, поэтому страна обязана его оплатить. Более того, в России нет проблем с финансированием исследований: бери в любом банке кредит и вперед. «Так ведь его придется отдавать!». Вот и я говорю: занимаемся фигней. С тем же успехом из носа можно разного наковырять, а потом это долго систематизировать.

Если государство решит оплачивать науку в полной мере, все начнется с того, что половину расстреляют, а половину в шарашки загонят. А уж потом обеспечат всем необходимым, вплоть до полевых дневников государственного образца. Когда открываешь такой — лучше всякой статистики осознаешь масштабы финансирования науки в Советском Союзе. А потом вспоминаешь, что исследования в области лесоводства и картографии нужны были, в первую очередь, для оптимального размещения лагерей.

Научные исследования всегда существовали только в двух форматах: либо как развлечения богачей, либо как один из методов войны. Важно сделать правильный выбор. Впрочем, если страна войну не ведет, выбора вообще не остается.

Невнятный подкаст. Сезон 2. Выпуск 1. Зачем ковырять деревья

Экономика, генетика, тухлые яйца, сверхпроводники, сонные лемуры и этичные нейросети.

Ценовая политика

Не могу понять, в чем проблема системы «Платон». Допустим, дальнобойщики будут больше платить. Но что мешает им просто поднять цену? Новые налоги это неприятно, но ведь зима приходит для всех одинаково.

Это касается повышения любой цены. Не вижу ни малейшего новостного повода. «Вы слышали, в июне повышают стоимость электроэнергии!» И что с того? Просто обновится прайс у заказчиков/работодателей. В повышении цен сенсационности меньше, чем в наступлении очередного дня.

Усиленный интерес к деньгам в трудовых переговорах — первый признак нездоровой ситуации. Финансовая сторона важна, но если обсуждение начинается с нее, то ничего хорошего не жди. Идеальная стоимость любой услуги не должна вызывать больше интереса, чем цифры в реквизитах сторон. Удивительно, как часто этой стороне отношений придают эмоциональную окраску.

Прекрасный пример ценовой политики в питерской бане у балтийского вокзала. Цену можно поднять хоть на двадцать процентов, лишь бы внутри ничего не испортилось, но уберите преимущества бани и люди не пойдут туда даже если им приплачивать начнут.

Не зря в этой бане висит универсальная инструкция по решению большинства проблем в жизни.