Загадка улиточных исследований

Интерес человека к улиткам необычайно смещен в гедонистическую область. Какой аспект ни возьми, встретишь что-то кулинарное. Как, например, извлечь из улитки слизь для изучения белка? Не выжимать же ее. А все просто: насыпаете на стол поваренную соль, кладете улитку сверху. Соль вызывает раздражение с выделением слизи: первую «соленую» партию смываете, остальное отправляете на анализ.

Или возьмем изучение болевого порога в работах крымских исследователей. Заставляете улитку ползать по пластинам разных температур и отмечаете температуру пластин по которым улитка ползать отказывается. Где тут кулинария? Действительно, нигде, поэтому исследователи предварительно облучают животное электромагнитными волнами, проще говоря, сажают в микроволновку, хоть и не вполне обычную. Малаколог Вишневский вместе с коллегами для этого даже специальную установку изобрел.

Может это особенность биохимических работ? Для контраста посмотрим на изучение фенотипической изменчивости улиток Helix albescens в работе Сергея Леонова с коллегами. Исследователи набрали улиточных раковин в археологических раскопках. Раковинам больше двух тысяч лет. Чуть крупнее современных и с большим числом витков. Можно бы сказать, что в старые времена были улитки, так улитки, не то, что сейчас. Но, во-первых, размеры отличаются слабо, во-вторых, зависят от места обитания и погодных условий, а в-третьих… старые раковины нашли среди осколков посуды, костей и прочих радостей выгребной ямы. Вероятнее всего, древние улитки были собраны, сварены и съедены, поэтому в качестве объекта биологического исследования вызывают большие сомнения. Но в том, что без кулинарии не обошлось, никаких сомнений нет.

И это все при том, что улитки, даже будучи пропущенными через муку и правильно отваренными — жуткая дрянь. Напоминают по вкусу начинку колпинских пельменей. Для третьего века до нашей эры может и нормально, но ведь нельзя настолько презирать прогресс.

Пользуясь возможностью, я задумал провести этологический эксперимент. Не так важно какой, главное, чтобы не отсылал к поварскому искусству. И все провалил напрочь. Стоило мне отвлечься, как улитка залезла в пивной стакан, а когда вылезла, закрылась в своей раковине и до утра игнорировала окружающий мир. Будь у меня больше времени для всякой ерунды, написал бы в какой-нибудь «Вестник университета» статью об эволюционной природе желания вернуться домой после выпитого пива.

Единственный знакомый мне случай, когда исследование улиток избежало кулинарной темы произошел в мае 2010 года, когда в редакцию журнала «Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского» поступила статья Оксаны Ивановны Колотиловой с коллегами. Статья называлась «Влияние виагры и ее комплексов с тритерпеновыми гликозидами на электрическую активность нейронов моллюска Helix albescens.

Подарок Кутхиняку

Подарок Кутхиняку

Не ешьте мухоморы. Единственный эффект от поедания Amanita muscaria — боль в животе и сонливость. Удовольствия никакого. Как сказали бы ютубные эксперты: «Экология нынче не та».

А ведь случались времена, когда мухоморы были ого-го. Тысячу лет назад на берегах Восточно-Сибирского моря жили целые племена людей с мухоморными головами. Если, конечно, доверять петроглифам с реки Пегтымель, которые в семидесятых годах обнаружил археолог Н.Н. Диков. Более того, миллиарды людей верят, что последним творением бога для украшения мира была женщина, хотя чукотский эпос прямо утверждает: Кутхиняку — главный прародитель всего сущего, последним создал именно мухомор. И сделал это для того, «что-бы людям было жить веселее».

Величие Кутхиняку умалять нельзя. Создать одного человека из части другого скоро любой генетик сможет. А вот слепить базидиомицет с нужным соотношением мускарина, мускаридина, буфотенина, иботеновой кислоты и ее производного — мусцимола, под силу лишь настоящему основателю мира.

Видимо, мухоморы не действуют в наказание за неверие. С другой стороны, теперь полный либерализм: набрал в лесу мухоморов и мучайся животом сколько угодно. А так, пришлось бы искать шамана. В тундре, где мухоморов мало, поедать их разрешалось либо избранным, либо особо богатым. Остальные пили заготовленную шаманом мочу. И то, с разрешения, поскольку на всех страждущих никакой мочи не напасешься. Двадцать первый век на дворе, а посмотришь кругом — ничего не поменялось.

Ждем, когда Илон Маск объявит о создании мухоморных ферм. Аккумуляторы нужны все чаще, спрос на ванадий растет, а в мухоморах его триста с лишним грамм на тонну сухой массы. И это, согласно исследованиям Леппа, Харрисона и Моррелла, только в незагрязненных лесах. Есть некий сарказм истории в покупке подержанного аккумулятора с анодом, ванадий для которого был получен из мухоморов.

А может у меня банальная мухоморная идиосинкразия. Ведь, кроме как воздействием мухоморов, не объяснить появление статьи с заголовком «Поражения в локальных отдаленных областях мозга вызывает не иботенат, а эпидуральный каинат». Да и жить в последнее время стало веселее.